AlexKimen.ru
Глава 11
Глава 11

Глава 11

1

Настал двухсотый день с момента появления Леши в Афинах. Во всяком случае, по его расчетам. Пора было подводить неутешительные итоги. Чего он сумел добиться за это время? Сделано не так уж и много, хотя, с другой стороны, не так уж и мало. По афинским меркам он стал вполне состоятельным человеком. Леша тяжело вздохнул. Все равно этого недостаточно. Жажда деятельности не давала ему покоя, но мешали слишком узкие рамки. Он тщательно искал возможность выкупиться, но шансов пока не было. Те метеки, которых он мог привлечь как подставных лиц, были слишком бедны. Задешево хозяин, очевидно, его не продаст, а внезапно появившийся у нищего метека капитал, несомненно, вызовет вопросы. Вопросы приведут к Алексею… Хотя вообще сомнительно, что Тофон согласится на сделку.

Леша чувствовал, что нравится своему хозяину, да и Тофон был ему симпатичен. Добрый покладистый дядька. О лучшем хозяине можно было только мечтать. Леше не хотелось в этом себе признаваться, но в рабстве была своя прелесть. Поначалу он не совсем понимал этого. Но вскоре с изумлением обнаружил, что практически все рабы довольны своей участью. У них было все, что нужно для жизни: кров, еда, ежедневное занятие. А главное – рабы были свободны! Свободны от самого тяжкого груза – ответственности. Парадокс. Даже Леша, несмотря ни на что, почти не чувствовал ответственности. Что взять с раба? Ну дурак, ну ворует, ну врет не задумываясь, но чего еще ждать от раба? Он снова вздохнул, отгоняя невеселые мысли. Не надо о грустном. Лучше подумать, как еще заработать денег.

Совершив возлияние Гермесу, Алексей пригубил кубок косского вина. На сегодня он запланировал выходной. Последние дни были очень утомительны. Пандора никак не могла простить Леше то глупое происшествие на агоре и постоянно цеплялась к нему, пытаясь настроить Тофона против нового раба. Но теперь все вроде бы устроилось. Можно было позволить себе небольшой отдых. Леша снова глотнул вина и развернул свиток «Антигоны». Читать и писать на ионическом наречии оказалось не так сложно, как казалось поначалу. Уже неделю он практиковался в этом. Кроме того, само по себе чтение Софокла в оригинале оказалось довольно интересным занятием.

Тофон появился у Алексея в «кабинете» как раз в тот момент, когда жестокий Креонт обрекал несчастную Антигону на смерть. Выругавшись про себя, Леша с почтением воззрился на хозяина. Эллин отобрал у него свиток и с любопытством взглянул на текст. Его брови удивленно приподнялись:

– Клянусь Афиной, у меня даже рука не поднимается наказать тебя! Хотя я ждал, что на работе ты занимаешься другим!

Леша заискивающе улыбнулся:

– Господин, моя задача – обеспечить эффективное управление. Поверьте, если я буду торчать у работников над душой, лучше не будет. Если вы не довольны итогами моей работы, скажите… Ведь вас интересует результат, а не процесс…

Эллин смягчился:

– Ну что ж, я рад, что ты сумел организовать работу так, что она не требует твоего участия.

– Нет, что вы, господин! – встрепенулся Леша. – Конечно, мое участие требуется! Я постоянно…

Тофон жестом оборвал его оправдания:

– В любом случае это не важно. Мне требуется помощник, так что следуй за мной.

Хозяин был немногословен. Они вышли из мастерской, и Алексей обреченно побрел за Тофоном, строя догадки, зачем он понадобился ему в столь ранний час.

2

По пути Тофон все-таки объяснил Алексею задачу. По жребию господину выпало председательствовать в народном суде – гелиэи. Насколько Леша понял, это была довольно суетливая должность и хозяину требовался смышленый помощник.

Первое, что поразило Алексея в гелиэи, – количество судей. Целых пятьсот человек! Алексей присвистнул. Ничего себе! Интересно, зачем столько? Может, чтобы трудно было подкупить? Он изумленно обвел глазами огромный квадратный зал. Трибуны ярусами спускались с трех сторон. На невысоком помосте в центре располагались места председателя суда и подсудимых. Трибуны оживленно гудели. Леша пробежался по ним взглядом, отметив несколько знакомых лиц. Среди них был и Теодор. Он выглядел каким-то слишком напряженным. Алексей почтительно поклонился. Теодор натянуто кивнул в ответ и отвернулся. Тофон указал Лешино место и кратко разъяснил его обязанности.

Алексей пристроился с краю трибуны, обложившись стопкой чистых восковых табличек, и приготовился по мере сил способствовать свершению правосудия. Приволокли жалобно блеющего ягненка и принесли в дар кровожадной Фемиде. Жрец, покопавшись во внутренностях несчастного животного, выдал свое разрешение на начало процесса. Наконец, закончив все формальности, Тофон огласил начало заседания.

Притан махнул рукой, и сквозь колоннаду, под конвоем скифских стражников, вывели обвиняемого, точнее обвиняемую. Алексей взглянул на девушку: молодая, очень хрупкая, довольно миловидная. Ее лицо показалось ему знакомым.

С нижнего яруса трибуны поднялся щуплый, неуверенный человечек с бегающими глазками.

Он вышел на помост перед трибунами и начал нудно бубнить явно заученную речь:

– Много дал бы я, судьи, за то, чтобы вы судили об этом деле так же, как если бы нечто подобное произошло с вашими близкими. И если на это злодеяние вы посмотрите таким образом, я уверен, каждого из вас случившееся возмутит настолько, что наказание, предусмотренное законом, вам покажется слишком мягким…

Сидевший с краю трибуны почтенного вида бородач поморщился и, словно извиняясь, оглядел гелиэю.

Один из помощников, тихонько хихикнув, указал Тофону на этого человека:

– Смотри, как скривился логограф Лисантий, услышав свою речь в чужих устах. Брат Полизала – ужасный декламатор.

Леша сочувственно взглянул на автора обвинительной речи. Но оратор, закончив вступление, начал оглашать фактологическую часть, и Алексей усердно заскрипел стило.

– Впрочем, расскажу обо всем по порядку, с самого начала, честно и правдиво. Когда мой брат женился и привел жену в дом, а было это год назад, сразу же стало ясно, что жена досталась ему нерадивая, капризная и своенравная. Полизал постоянно жаловался на нее родным и друзьям. А надо вам сказать, судьи, какой почтенный и уважаемый человек был мой усопший брат. Чтил своих родителей, чему есть множество свидетелей. Всей душой радел за наше государство. Многие, полагаю, знают, что Полизал для блага Афин выкупал право сбора податей и взваливал на себя эту тяжкую обязанность…

– Проклятый мытарь! – прошептал все тот же помощник Тофона.

И тут Алексей вспомнил и девушку, и Полизала: жирный толстяк, размахивающий мечом. А девушка – Агариста, его супруга. Хотя нет, видимо, уже вдова…  Интересно, что же все-таки случилось? Он тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и продолжил торопливо записывать речь.

По словам обвинителя выходило, что позавчера вечером Полизала нашли заколотым в его собственном доме. Подозрение сразу же пало на жену. Потому как некоторое время назад Полизал чуть было не застукал ее с любовником. И хотя любовника никто не видел, все указывало на то, что он все-таки был у Агаристы. С тех пор Полизал всячески укорял жену и даже собирался прогнать ее с позором из дому, но передумал, не желая возвращать приданое.

Прилагались и вещественные доказательства коварного убийства: узкий кинжал с засохшей на лезвии кровью и несколько писем. Письма выдавались обвинением за любовные, но прочесть их не удалось, так как они были написаны на неизвестном языке. Точнее сказать, написаны неизвестным способом, ибо алфавит был все-таки греческим. Вероятно, была использована некая тайнопись, чтобы никто не смог прочесть письма и уличить изменницу. Кроме того, пропало много денег, их жена-предательница, несомненно, отдала любовнику…

Алексей с интересом посмотрел на Теодора. Его лицо было свинцово-бледным. Перехватив Лешин взгляд, он чуть заметно отрицательно покачал головой и отвернулся.

3

После оглашения обвинения назначили перерыв. Шумная толпа присяжных вывалила из гелиэи на агору, чтобы поразмяться, перекусить и поделиться впечатлениями о процессе. Эллины оживленно обсуждали только что услышанную речь. Большинство сходилось на том, что речь великолепно написана, но продекламирована крайне плохо. Леша с удивлением отметил, что присяжных больше интересуют не факты, а эстетическая сторона процесса. По сути обвинения особо никакого обсуждения не было. Видимо, всем все было и так понятно.

Тофон подозвал Алексея и бегло ознакомился с его записями. При стенографировании Леша вспомнил университетские навыки и максимально использовал сокращения. Что сказалось на разборчивости текста. Тофон скривился, видимо, обнаружив множество орфографических ошибок, но в конце концов равнодушно махнул рукой и даже похвалил Алексея за старание.

Лешин взгляд упал на вещдоки, небрежно брошенные возле трибуны.

– Господин, разрешите взглянуть?

Тофон безразлично кивнул.

Кинжал как кинжал. Острый. Леша без особого интереса повертел в руках орудие убийства. Отпечатки снять все равно невозможно, а где изготовлено оружие и кому могло принадлежать, местные мастера разберутся лучше него. Теперь письма. Четыре небольших куска тонкого папируса. Дорогая штука. Алфавит действительно греческий. Но, похоже, использована какая-то тайнопись. Алексей вдруг вспомнил, что читал в школе о спартанской системе шифрования посланий. Они наматывали пергамент на жезл определенной толщины и с каждым оборотом писали по букве. Расшифровать подобную тайнопись можно элементарно. Главное – подобрать возможную толщину палки. Для этого нужно перебирать по очереди каждую пятую, шестую, седьмую букву и так далее, пока они не сложатся в слова.

Леша улыбнулся и обратился с этой идеей к Тофону.

Хозяин с усмешкой выслушал предложение:

– Алексиус, неужели ты считаешь нас настолько глупыми? Фемистокл сумел прочесть таким образом послание лакедемонян еще во времена, когда эллины гнали Варвара из Эллады. Если бы все было так просто, эти письма давно бы прочли.

Алексей сконфуженно смотрел на исписанные листки пергамента. Как-то не верилось, что эта девчонка пользовалась при переписке с Теодором каким-то сложным шифром. А то, что она способна убить кого-то, пусть даже опротивевшего мужа, вообще не укладывалось в голове. Леша еще раз посмотрел на кинжал, затем на Агаристу. Потом прикрыл глаза, вспоминая мельком увиденного Полизала. Лопнувший пояс, вываливающийся живот. Ну не могла эта худышка проткнуть такую тушу, даже кинжалом! Может, все-таки его убил Теодор?

Тут начался допрос свидетелей. Сначала опросили свободных, но показания граждан и метеков были расплывчаты.

Они озвучивали скорее не факты, а свое мнение:

– Да, бесспорно, Полизал был почтенным и достойным мужем.

– Клянусь Афродитой, у его похотливой женушки был ухажер! Не знаю кто, но, без сомнения, последний мерзавец!

– Надо было ему жену сразу гнать из дому с позором, так нет же! Хотел поймать ее с любовником. А потом из него все деньги вытрясти. Да, видать, любовник посильнее оказался…

Затем приступили к допросу домашних рабов Полизала. Раб может быть честным только через пытку. Так что большинство свидетелей не выводили, а выносили. Избитая старуха, истерзанная служанка, паренек с окровавленной кашей вместо спины. Плач, хрипы, стоны… Чудовищная картина, кошмарным образом оттеняющая торжественность первой части суда.

Алексей с ужасом следил за происходящим. До этого момента эллины казались очаровательными, милыми, умными людьми. Но сейчас пятьсот человек без малейшего сострадания смотрели на избитую женщину, слышали ее стоны. И ни на одном лице не проявилось ни тени сомнения или жалости. Никто не морщился от отвращения. Безразличие…

Только теперь Алексей осознал то, на что раньше закрывал глаза. Рабы для эллинов – просто инструмент, удобная вещь, и относятся к ним так же, как к инструменту: бережно и заботливо, чтобы инструмент работал, но, если потребуется, – могут без колебаний выкинуть или сломать. Леша вспомнил многочисленных закованных в цепи рабов, работавших в полях.  Хозяева беспокоились, чтобы рабы не забывали свою сущность… Вспомнил изуродованные лица несчастных, отважившихся на побег, с выжженными на лбу словами «поймай меня». И последнее напутствие Энея: «Если тебя продадут на Лаврионские рудники – беги!»

Леша невольно опустил стило, почти не вслушиваясь в показания.

4

Наконец, этот кошмар закончился. Служанка и несколько рабов признались, что к госпоже ходил любовник, но имени его никто не знал. По общему мнению, этих показаний было достаточно, чтобы вынести приговор.

День уже близился к вечеру, так что Тофон объявил голосование. Присяжные выстроились в длинную очередь к судебному казначею, чтобы обменять глиняный черепок со своим решением на пару оболов. Довольный демос расходился по домам. Большинство судей даже не задержались выслушать окончательный вердикт. Впрочем, приговор ни у кого не вызвал сомнений: виновна и приговаривается к смерти. Приговор будет приведен в исполнение до заката следующего дня.

Алексей решительно подошел к Тофону:

– Господин, разрешите мне взять эти письма?

– Зачем, Алексиус?

– Я попытаюсь прочесть их.

С минуту хозяин задумчиво теребил бородку. Затем, кивнул:

– Хорошо, но завтра мне нужно вернуть свитки притану.

– Спасибо, господин!

5

Ночь стремительно убегала. Глаза слезились от едкого дыма. Тусклый огонек масляного светильника почти не давал света. А отсутствие бумаги, вынуждавшее писать на дурацких восковых табличках, делало Лешину работу совершенно утомительной. Ужасно хотелось спать. Алексей тряс головой, тер красные веки, щипал себя за руки. Но сонливость накатывала, обволакивала его. Буквы сливались.

По дороге домой Леша размышлял, какую систему шифрования мог применить таинственный автор этих посланий. Логика подсказывала, что вряд ли это что-то очень сложное. Наиболее вероятной представлялась элементарная замена букв на другие. Или просто смещение. Например, если использовать сдвиг на три буквы, то вместо альфы надо писать дельту, вместо беты – эту, вместо гаммы – тету и так далее. Возможно, этот метод использовали в сочетании со спартанской тайнописью. Теоретически подобрать буквы к замене – очень сложно. Количество комбинаций, насколько Алексей помнил курс комбинаторики, равно факториалу букв в алфавите. То есть речь шла о миллионах и миллионах вариантов … Но ведь еще есть статистика. К счастью, среди тысячи букв альф гораздо больше, чем бет. А это дает какой-никакой шанс.

Первую половину ночи Алексей составлял таблицу частоты употребления различных букв в Ионическом и Дорическом наречии, а также в имеющихся письмах. А дальше просто перебирал комбинации, надеясь прочесть хоть какое-то слово.

Гиметские горы на востоке уже подсвечивались красной полосой зари, когда Леша закричал: «Эврика!» И, возможно, радости в его голосе было гораздо больше, чем когда-нибудь будет у Архимеда. Устало улыбнувшись этой мелькнувшей мысли, Леша дал себе зарок сделать так, чтобы Архимеду не пришлось ничего искать.

Когда Тофон проснулся, перевод писем был готов. Из них явствовало, что Полизал был связан с лакедемонянами. Он получал от них деньги и выполнял за это различные поручения. В одном из писем, вероятно, в последнем, звучали недовольство работой агента и угрозы в его адрес. Настоящая шпионская история. Все это Алексей поведал Тофону, с трудом стоя на ногах от усталости.

– Это поразительно, клянусь хитроумным Гермесом! Нужно срочно отнести эти свитки в Пританей! Ты молодец, Алексиус!

Радоваться похвале у Алексея уже не было сил.

Он лишь с трудом пробормотал:

 – Значит, Агаристу отпустят?

Тофон непонимающе уставился на него:

– Почему же ее должны отпустить?

– Но ведь очевидно, что смерть Полизала – дело рук спартанцев!

– Никто не может изменить решение народного суда! Кроме того, эта развратная баба получит по заслугам!

Алексей вздрогнул, услышав в голосе хозяина отвращение и холодную неприязнь.

– Но… – начал было он.

– Иди спать, Алексиус! Ты отлично потрудился! – с этими словами Тофон развернулся и вышел из комнаты.

6

Самое замечательное на свете – это теплый летний питерский дождь. Несколько тяжелых капель смачно шлепают на горячий пыльный асфальт, и прохожие торопливо задирают головы и ускоряют шаг, ругая себя за оставленный дома зонт. А через несколько секунд город накрывает озорной волной долгожданного дождя. Девушки хохочут и разбегаются, теряя на ходу босоножки. От воды, льющейся с неба, спасают газеты, портфели и запасливые обладатели зонтов. Дождь – это радость.

Алексей с шумом выдохнул тяжелый вонючий воздух и с трудом разлепил глаза. Ему показалось, что можно отдать все на свете за несколько секунд питерского дождя. Но здесь еще долго не будет дождя, а Питера не будет никогда.

Бессилие – самое отвратительное из всех доступных нам чувств. Алексею казалось, что он вот-вот упадет от бессилия. Физического – порожденного бессонницей – и, самое страшное, морального – от невозможности изменить ход событий. В сонном тумане, на заплетающихся от усталости ногах, спотыкаясь, он брел к агоре. Шел наудачу, без всякой надежды. А площадь уже жила своей обычной, повседневной жизнью. Тут и там сновали торговцы пирожками и водоносы, нищие и рабы. Людской водоворот захватил его, перенес через агору и выплеснул у гелиэи. Леша сам не понимал, что надеялся там отыскать. Наверное, справедливость. Хотя очевидно, что искать справедливости в суде – гиблое дело.

Подобные мысли мучали не только Алексея. Растирая кулаками сонные глаза, он не замечал Теодора, пока тот не коснулся его плеча.

– Хайре, господин Теодор.

– И тебе того же, Алексиус.

Алексей сбивчиво рассказал о своем открытии.

Теодор немного оживился:

– Я поговорю с Тофоном и со своими друзьями, может быть, еще не поздно.

Он ушел, а Леша обессиленно опустился на мраморную ступень и задрал голову. Небо было глубоким, как океан, и таким же бездонным. Глядя в голодную синюю пустоту, Леша вдруг отчетливо понял, зачем он здесь. Второй шанс человечества – это не попытка реванша. Его задача вовсе не в том, чтобы навесить вокруг беззащитной Земли кучу орбитальных станций, утыканных ракетами и лазерами. И не в том, чтобы направить к Альдебарану третий ударный флот. Все гораздо сложнее: нужно, чтобы люди всегда оставались людьми. А может, чтобы стали людьми… Наверное, Леонид Васильевич понимал это, сходу отвергая все Лешины робкие предложения о спецназовцах. Как бы только при всем при этом самому оставаться человеком… Алексей тяжело вздохнул. Хотя… флот к Альдебарану все-таки неплохо отправить…

Алексей поднялся с прохладных ступеней, потряс головой, отгоняя невеселые мысли, и побрел в мастерскую в надежде отоспаться.

7

Вечером Лешу растолкал хмурый Харет и сообщил, что пора закрывать мастерскую. Пропустив мимо ушей его не очень тонкий намек о существовании более подходящего, нежели сон, времяпрепровождения на работе, Алексей вышел на улицу. Электрическая духота предвещала грозу, но на небе еще не было ни облачка. Леша торопливо направился к дому Полизала, в надежде что-нибудь разузнать о судьбе его несчастной жены.

Возле дома Полизала было тихо. Алексей внимательно посмотрел на окно, из которого когда-то выпрыгнул Теодор. Плотно закрытые ставни придавали дому недружелюбный вид. Леша подумал, что нужно подловить кого-нибудь из слуг. Но калитка была заперта, и вокруг никого не было. Дом, покинутый обитателями, словно вымер. Побродив несколько минут по переулку, Леша отчаялся что-то узнать.

Вдруг его окликнули из харчевни на углу. Теодор призывно махал рукой.

Алексей почтительно опустил голову:

– Хайре, господин Теодор!

– Как я рад тебя видеть! Заходи, хочу тебя угостить!

Леша на мгновение задумался. Уже давно пора было идти домой, но очень хотелось узнать о судьбе Агаристы. Кроме того, еда и вино в харчевне, без сомнения, лучше рабской похлебки в доме Тофона. Обычно Алексей обедал в какой-нибудь недорогой забегаловке рядом с агорой. Но сегодня он целый день проспал и пропустил обед. Требовательно урчащий живот сразу напомнил ему об этом.

– С удовольствием разделю с вами трапезу. Но у меня мало времени, – Леша зашел в харчевню.

– Отлично! – Теодор подозвал слугу и заказал жареную камбалу.

– Надеюсь, с Агаристой все в порядке?

– Слава богам, у меня появилась надежда, – Теодор грустно улыбнулся. – Спасибо тебе! Агаристу должны были казнить сегодня до заката. Но благодаря этим письмам мне удалось уговорить притана отложить исполнение наказания.

– Всего лишь отложить?

– Да… Решение народного суда не так просто отменить. Даже приостановить исполнение наказания… – Теодор сделал многозначительную паузу, – было довольно… накладно…

– И что будет дальше?

– Постараюсь добиться пересмотра дела.

– Это возможно?

– В Афинах многое возможно, если есть деньги, – поморщился Теодор.

– А что потом?

Теодор вздохнул:

– Я тоже постоянно думаю об этом… Боюсь, что после случившегося все отвернутся от Агаристы. Ее отец громогласно отрекся от нее еще на суде, так что дома ее точно не примут. И замуж ее не возьмут…

– А ты, господин?

Теодор долго молчал, задумчиво вертя в руке килик с вином.

– Она мне нравится… Но…

– Тебе нужна любовница, а не жена? – язвительно спросил Леша, но тут же опомнился. – Извини… Я не хотел…

Теодор лишь устало махнул рукой:

– Да, ты прав. Я еще не думал о женитьбе. Но теперь… Ты знаешь, какой у нее смех?  Этого не передать… Я бы очень хотел снова его услышать… – он мечтательно зажмурился и стал тереть ладонями лицо. – Я видел Агаристу сегодня. Мельком. Удалось сказать ей, что приговор отсрочен. Но она даже не улыбнулась.

Снова повисла пауза. Теодор о чем-то сосредоточенно размышлял.

– Будь я настоящим афинянином, никогда бы на ней не женился… Но теперь…

– Прости, господин, разве ты метек?

Теодор усмехнулся:

– Нет. Я еще лучше. Я нотэ – бастард.

– Внебрачный ребенок? – невольно спросил Алексей и осекся.

Но собеседник совершенно не обиделся:

– Нет, я законный сын своих родителей. В детстве я был уверен, что я настоящий афинянин. Я воевал за этот город, исполнял литургии…

– Что же случилось?

– Жадность. Простая человеческая жадность и глупость.

– Расскажи?

– Особо нечего рассказывать. Один политик решил избавиться от другого и провел закон, по которому гражданином является только тот, кто рожден от афинских граждан. Когда нужно было защищать город, никого особо это не интересовало. А вот когда египетский царь прислал зерно в подарок для афинян, все ринулись изучать родословные соседей.

– А ты?

– Моя мама родилась в Афинах, но ее мать, моя бабка, была македонянкой. Я и сам не знал об этом, пока добрые люди не разнюхали. Всю жизнь я любил и боготворил этот город, и вдруг оказалось, что я чужак. Это было лет пятнадцать назад. Что в городе творилось – не описать. Сотни человек продали в рабство только за то, что незаконно назывались гражданами. Я тогда, чтобы не гневить судьбу, отправился проведать родственников своей бабки, в Македонию.

– Какая несправедливость! – возмутился Леша.

– Все в воле богов! Знаешь, в Македонии вовсе не так плохо, как я думал. Там у меня действительно нашлись родственники. Помогли обустроиться. А вскоре и наследство неплохое привалило. Зато теперь я свой человек и в Афинах, и в Македонии. В торговле очень помогает.

– И что? Ты возьмешь Агаристу с собой? В Македонию?

Теодор мрачно взглянул на Алексея:

– Не знаю… Сначала нужно добиться ее освобождения.

Он еще долго рассказывал о Македонии. По его словам, это был довольно дикий, бедный, хотя и живописный край. Теодор с восхищением описывал густые леса и великую гору Олимп, возвышающуюся над страной.

Наконец, Леша спохватился, что засиделся в харчевне. В доме Тофона могли запереть дверь, и тогда не обойтись без долгих объяснений. Быстро простившись с Теодором, Алексей побежал домой.

8

Утром, набравшись храбрости, Леша подошел к Тофону и после недолгого разговора о мастерской осторожно спросил:

– Господин, ты доволен моей работой?

– Да, Алексиус. Благодарение Гермесу, из тебя вышел хороший управляющий. Ты смышленый и иногда выдаешь отличные идеи.

– Могу ли я… надеяться, что со временем получу свободу? Может, я сумею накопить денег и выкупиться? Что еще я могу сделать?

Тофон засмеялся:

– Ты очень умный юноша с большими способностями и обширными знаниями. С моей стороны было бы недостойно не дать тебе свободы. Кроме того, своей работой ты уже не раз вернул мне те шесть мин, что я заплатил за тебя. Так что, разумеется, я не буду требовать с тебя выкуп.

Сердце в Лешиной груди бешено колотилось от радости – он с трудом сдерживал ликование.

– Кстати, – продолжал хозяин с улыбкой, – за тебя мне сулили целое состояние: Теодор вчера предлагал сорок мин! Но не дело думать о деньгах, когда речь идет о чести и добродетели.

– Спасибо, господин! Клянусь богами… – Леша искал слова для излияния переполнявшей его благодарности.

Но Тофон жестом остановил его:

– Не стоит. Уверен, это будет заслуженная награда! Однако, разумеется, мы оба понимаем, что ты еще слишком молод. С моей стороны будет просто бесчестным выставить тебя из дому наивным юнцом, не знающим жизни. Я подыщу тебе жену из метеков – у меня на примете есть несколько хороших девушек. Ты остепенишься, наберешься опыта… И когда станешь зрелым, самостоятельным мужем, я отпущу тебя. Разумеется, ты и свободным будешь работать на меня, и тебе не нужно будет заботиться о хлебе насущном.

Нехорошее подозрение кольнуло сердце, и Леша, затаив дыхание, спросил:

– А как скоро, по-твоему, господин, я стану зрелым мужем?

Старый эллин улыбнулся:

– Снова убеждаюсь в своей правоте: ты молод, горяч, нетерпелив… О, благословенная юность! Я иногда завидую молодым…

Леша похолодел.

Эллин похлопал его по плечу:

– Думаю, лет через десять – пятнадцать ты станешь свободным! Весь мир будет открыт для тебя!

Десять лет! Эти слова разлетелись в голове тысячью осколков, затмевая разум. Леше хотелось возразить, уточнить, попросить, закричать… Но, бросив взгляд на самодовольно улыбающегося хозяина, он понял, что его не поймут. Подобное предложение со стороны Тофона и так, очевидно, было проявлением беспримерной щедрости, и все последующие просьбы могли только обидеть эллина. Алексей сжал зубы, зажмурился, чтобы сдержать наворачивающиеся слезы бессилия, и попытался изобразить радость.

Весь день Леша ходил словно в тумане. В голове крутилась только одна фраза: «Десять лет…» Эти слова неотрывно преследовали Алексея, кололи равнодушной неотвратимостью и холодным безразличием, но постепенно развеялись и исчезли в холодном вечернем сумраке, оставив после себя лишь одно слово: побег!

Глава 12

читать далее
Предыдущая глава

Тяжело писать в пустоту... Буду очень благодарен вашим комментариям

  Подписаться  
Уведомление о
Нравится творчество автора? Подпишитесь на обновления

Яндекс.Метрика