AlexKimen.ru
Глава 18
Глава 18

Глава 18

1

– Ох, хвала Гермесу, господин. Ты наконец дома! Как добрался? Все ли хорошо? – Эфимия хлопотала вокруг Леши.

Он устало вздохнул:

– Добрый вечер. Все в порядке. Тяжелая дорога…

– Мы тебя с обеда дожидаемся. Боюсь, что бобы уже перетомились. Ох, и мясо суховато…

Леша ободряюще улыбнулся:

– Не сомневаюсь, что вы с Линой постарались на славу.

Дворик заполнился шумом и суетой.

Стол ломился от разнообразной еды, а Эфимия все приносила новые блюда.

– Куда же столько? Я лопну.

– Кушай на здоровье. Уж так исхудал! Столько дней, поди, и не ел толком!

– Как дела дома? Все здоровы?

– Слава богам! Все хорошо! Коза с поломанным рогом оклемалась, уж и не хромает совсем. А сыр-то у меня какой вышел! Пальчики оближешь!

– Как дела в мастерских?

– Помаленьку все, полегоньку. Зевс свидетель! Работают хорошо все… Хион все вам расскажет!

– А как новенькие?

– Хорошо. Все хорошо. Обживаются помаленьку. Жилье мы им подготовили, как ты и велел. Довольны. Едят за двоих… И девушка тоже поправилась.

Леша удивленно посмотрел на ключницу:

– Какая девушка?

Эфимия в свою очередь недоуменно уставилась на Алексея:

– Ну… рабыня… Которую ты в Пелле купил.

– Я купил рабыню? – Леша почесал макушку. – Ааа… Точно… Была какая-то больная женщина… Кажется, жена или сестра скифа. Ну и как она? Выжила? Хвала Асклепию!

Ключница долго смотрела на Алексея и наконец переспросила:

– Сестра или жена скифа?.. Это которого?

– Ну… Которого я купил в мастерскую.

– Зевс с тобой, господин! Какая жена? Какая сестра? Она же эллинка! Из порядочной семьи…

– Понятно, – перебил ее Леша. – Вот жулик! Я чувствовал подвох… Но она, кажется, была больна… Похоже, работорговец не верил, что рабыня выживет. Я не стал разбираться. Всяко ей у нас лучше будет… – тут Леша заметил, что Эфимия как-то странно на него смотрит. – А что, с ней что-то не так? Бузит или ничего не умеет?

– Ох, господин! Я уж, грешным делом, подумала… – ключница умолкла, но продолжала буравить Алексея взглядом.

– И где она сейчас?

– В твоей… – Эфимия отвела глаза… – В твоей спальне, господин.

Леша поперхнулся вином.

– Ну… Пусть идет в свою комнату. Где ты ее поселила?

– В гостевой спальне, – робко пробормотала Эфимия.

– В гостевой спальне? – изумленно переспросил Леша.

– Прости меня, господин, дуру старую! И как я могла подумать!.. Хион мне ничего толком не сказал, паршивец!

– Ну, ну… Ничего страшного. Хион ничего и не знал. Я ему про эту женщину не сказал ни слова. Наверное, он тоже не так все понял.

Леша откинулся на спинку клисмоса и осторожно похлопал себя по животу:

– Переел. Очень вкусно! Спасибо, Эфимия.

– Ох, господин, а пирог-то так и не попробовал!

– Нет, больше не могу. На утро оставь, – Леша встал из-за стола. – Приму ванну и спать. Разбуди меня через час после рассвета. Завтра много дел.

– Конечно, господин.

Леша еще раз погладил живот и потянулся. Затем покосился на дверь своей спальни:

– Говоришь, она там?

– Сейчас, господин. Я велю ей уйти…

– Хорошо, я подожду. Только знаешь… – Леша с сомнением поскреб подбородок. – Надо ее куда-нибудь переселить. Все-таки не дело…

Эфимия всплеснула руками:

– Сейчас велю вторую койку к Лине поставить! Там ей самое место. А завтра найду, чем ее занять! Ты уж не беспокойся, она тебя больше не потревожит!

В голосе ключницы чувствовались раздражение и досада, и Алексей поспешил ее успокоить:

– Полно, Эфимия. Ну, недопоняли друг друга. Всякое бывает. Знаешь, лучше я сам с ней поговорю. Все ей объясню. Не переживай. И завтра не очень-то на нее нажимай? Хорошо?

– Конечно, господин!

– Ну и славно.

Алексей изобразил успокаивающую улыбку и направился в свою спальню. Он чувствовал сильную неловкость от предстоящего разговора и мысленно подбирал нужные слова. Перед дверью Леша остановился. Смущенно оправил хитон, пригладил рукой волосы, глубоко вздохнул и, выждав несколько секунд, толкнул наконец дверь.

2

Комната тонула в вечернем полумраке. Лишь окно подсвечивалось золотистыми лучами заходящего солнца. Войдя в спальню, Леша сразу заметил тонкий силуэт у окна. Девушка не обернулась, но Лешино сердце кольнуло какое-то предчувствие. На мгновение ему почудилось что-то знакомое, далекое, недостижимое. Он сделал несколько шагов. Ему казалось, он улавливает сходство, но в это невозможно было поверить, и он уже корил себя за секундную слабость, подарившую глупую надежду. Еще шаг. Нет, этого не может быть! Еще шаг и еще. Полупрозрачный в закатном солнце пеплос подчеркивал стройную фигуру. Леша понял причину смущения ключницы. Похоже, девушка была очень красива. А еще она до боли напоминала… Ему вдруг остро захотелось увидеть ее лицо. Почему же она не оборачивается?

– Хайре! Добрый вечер, – Леша пытался говорить твердо, но голос дрогнул.

Девушка обернулась.

– Пандора?

– Алексиус?

Леше показалось, что мир замер. Он начал тонуть в огромных, испуганно распахнутых глазах девушки. У него загрохотало в висках. В горле пересохло. Он силился что-то сказать, но ни одной мысли не осталось. Казалось, это тянулось вечность.

Вдруг что-то тяжелое с глухим металлическим звоном ударило о деревянные доски балкона. Леша опустил глаза – это зеленоватый бронзовый кинжал выскользнул из ослабевших пальцев девушки. Она проводила его растерянным взглядом. Время возобновило свой бег.

Пандора закрыла лицо ладонями не в силах унять дрожь. Леша застыл, с огромным трудом сдерживая порыв обнять девушку. Ему остро хотелось успокоить ее, прошептать что-то хорошее, ласковое. Но он прекрасно осознавал, как она воспримет такой жест.

– О, всемогущие боги! Вы указали мне вашу волю… – губы девушки горячо шептали молитву. По ее щеке скользнула пара слезинок.

Томительно тянулись секунды. Леша стоял, не зная, что делать и что сказать.

Послышался стук в дверь. Пандора не пошевелилась, продолжая шептать обращение к богам. Леша неловко посмотрел на нее, затем поднял с пола кинжал и пошел к двери.

Снова постучали.

– Да? – Леша приоткрыл дверь.

– Господин, все готово! Мы постелили у Лины. Девушка может идти туда.

– Эфимия… – растерянно протянул Алексей. – Я тут подумал… Ты все сделала правильно. Пусть она пока поживет в гостевой комнате.

Служанка удивленно уставилась на кинжал. Леша перехватил ее взгляд и спрятал руку за спину.

– Что-нибудь нужно, господин? Может, вина? Фруктов?

– Нет! Ничего… Хотя… Знаешь… Да, принеси, пожалуйста.

– Хорошо.

Эфимия бросила вглубь комнаты любопытный взгляд. Леша постарался прикрыть дверь. Ключница почтительно поклонилась и поспешила на кухню.

Когда Леша вернулся, Пандора уже полностью владела собой. На лице ее застыла непроницаемая маска достоинства. Она стояла, гордо расправив плечи, излучая холодную уверенность и силу. Алексей поразился такой стремительной перемене.

Некоторое время он собирался с мыслями.

– Я рад тебя видеть, – произнес он наконец.

– Не сомневаюсь.

Леша почувствовал, что сказал что-то не то, и отвел глаза.

– Как ты сюда попала?

– Ты меня купил.

Он набрал воздух, чтобы ответить на ее язвительный тон, но не нашел слов.

– Как господин Тофон? – начал было Алексей, но осекся.

Лицо девушки исказила болезненная гримаса. Она сжала губы и презрительно посмотрела ему в глаза:

– Когда я видела его в последний раз, он отбивался от трех фиванских воинов…  – Пандора пыталась говорить уверенно, но голос ее дрогнул, и она замолчала.

– Уверен, что с ним все хорошо.

Девушка отвернулась и стала разглядывать ближайшую стену.

– Извини.

Повисло тягостное молчание.

В дверь опять постучали. Эфимия вошла с большим подносом. На нем возвышалась изящная ольпа с вином и парой киликов, стояло блюдо с яблоками и виноградом и горел светильник.

– Спасибо, поставь на стол.

Служанка с нарочитой торопливостью пристроила поднос на столе, исподтишка бросая любопытные взгляды и тихо приговаривая, ни к кому особо не обращаясь:

– Ну и хорошо, ну и славно. Дело молодое… Кушайте, деточки, на здоровье!

Леша с Пандорой неподвижно стояли, провожая ключницу взглядом. Эфимия почувствовала неловкость и торопливо вышла из комнаты.

Опять воцарилось молчание.

– Ты голодна?

– Нет.

Напряжение в комнате стало настолько плотным и обволакивающим, что приходилось прикладывать усилия, чтобы просто пошевелиться или сделать вдох.

Наконец Леша вспомнил про нож, все еще зажатый в его руке. Он взвесил его на ладони, озабоченно потер подбородок и вопросительно поглядел на девушку. Та смотрела куда-то, будто не замечая его настороженного вопросительного взгляда.

Словно через силу, она начала говорить, и с каждым словом ее голос все больше наливался холодной отчаянной злостью:

– Боги свидетели, как я тебя ненавижу! Ты самый жалкий, наглый и отвратительная мерзавец, какого только можно вообразить! С каким бы наслаждением я выбрала смерть! Но боги не даровали мне такого легкого выбора. Наши встречи – воля богов, это несомненно. Я не осмелюсь перечить им. Наверное, я заслужила эту кару. Я буду покорна, но хочу, чтобы ты знал, кем я тебя считаю!

– Если б я был таков, как ты говоришь, меня меньше всего трогали бы твои слова.

– Уверена, что так оно и есть. Вижу это по твоей ухмылке!

– Послушай, мне жаль, что ты так думаешь. Но ты несправедлива. Вы сделали меня рабом. Я никогда не совершал ничего недостойного. Только хотел свободы!

– Ну да, твои поступки были полны достоинства: ложь, воровство, клятвоотступничество, убийство…

Леша растерянно молчал, не зная, что ответить. Он чувствовал гнев и досаду. Ему было горько и обидно. Но все же он ощущал и стыд. В ее словах было многое, на что он не мог возразить.

За окном совсем стемнело. Лишь светильник на столе тускло мерцал. Леша зажег от него еще несколько лампад на полках вдоль стены. В комнате заплясали дрожащие тени.

Пандора устало прикрыла веки. Напряжение было невыносимым. Ей отчаянно захотелось, чтобы все это закончилось как можно быстрее. Она зажмурилась, сделала глубокий вдох и бросила презрительный взгляд на бронзовый нож, который Леша все еще вертел в руках.

– Ты всегда был трусом. Вижу, что ничего не изменилось… Как боги могли отдать меня в твою власть?

Алексей стиснул зубы, неловко перехватил злополучный нож и огляделся, размышляя, куда его засунуть. Класть нож на полку или на стол казалось неразумным.

Девушка презрительно фыркнула.

– Пандора! Не забывайся, пожалуйста!

– Ты такой любезный. От тебя только и слышишь «спасибо» да «пожалуйста». Сразу чувствуется благородное происхождение…

– Чего ты добиваешься? Хочешь меня разозлить?! Полагаешь, это будет забавно?!

– Ты слишком труслив, чтобы испытать настоящую злость!

– По-твоему, боги свели нас вместе, чтобы ты надо мной издевалась?!

Пандора нервно расхохоталась.

Леша насупился, подыскивая язвительный ответ. Но, взглянув девушке в глаза, вдруг уловил истеричные нотки в ее смехе и наконец осознал, что Пандора на грани.

Он приблизился к ней и невольно коснулся ее руки:

– Послушай…

Девушка резко отпрянула от Алексея:

– Не трогай меня! – но тут же опомнилась и попыталась совладать с чувствами.

Она сделала несколько глубоких вдохов и прошептала:

– Прошу прощения… Господин… Я не подумала…

Девушка шагнула к Леше.

Он почувствовал, что у него пересохло во рту, и отступил назад. Затем подошел к столу и налил себе вина.

– Будешь?

– Как скажешь… господин.

Лешу передернуло. Он сокрушенно вздохнул и налил вина во второй килик.

– Держи.

Пандора пригубила протянутый килик и внимательно посмотрела Леше в глаза.

– Уже очень поздно, господин. Тебе, наверное, завтра рано вставать?

Леша неопределенно пожал плечами.

– Что мне следует сделать?

– Думаю, что пора спать…

Пандора вздрогнула и обреченно посмотрела на кровать. Алексей проследил за ее взглядом и окаменел. По его телу пробежала дрожь.

Девушка напряженно ждала.

Леша не мог подобрать слов.

– Иди… – наконец прошептал он внезапно охрипшим голосом.

– Куда?

– Ты останешься в той комнате, где жила.

Пандора смотрела на него с недоверием, будто ожидая какого-то подвоха.

– Так я могу идти?

– Да.

Девушка облегченно выдохнула. Опустила плечи, словно сбросив тяжелый груз. Потом прижала ладонь к губам и торопливо пошла к двери. Когда Пандора проскользнула мимо, Леша расслышал тихий шепот то ли молитвы, то ли проклятий.

Оставшись один, Алексей бессильно опустился на кровать. Ему хотелось кричать или плакать. Все это было немыслимо, непостижимо и вызывало отчаянную боль. Долгие месяцы он вспоминал Пандору каждый день. Как часто она являлась ему во снах… Все это время он отчаянно цеплялся за свой долг, свою миссию. У него просто не было права на чувства! Кроме того, он всегда понимал, почти физически ощущал ту огромную пропасть, что лежала между ними. Две с половиной тысячи лет. Иной язык, иная культура, иная эпоха. Все, что он знал, все, во что верил, и все, что любил, было ей чуждо. Признаться, и ему часто нелегко было понять ее поступки и мотивы. Но все же было в этой девушке что-то настоящее, неизменное, изначальное, что оставалось важным все эти века.  Он уже почти смирился с тем, что никогда не увидит Пандору. А теперь она совсем рядом, но также недостижима, словно их по-прежнему разделяют сотни километров и тысячи лет.

У Леши не было сомнений, как он должен поступить. Он решительно подошел к столу, переставил светильник, пододвинул ногой клисмос и сел, положив руки на столешницу. Надо срочно написать Теодору и обо всем договориться, пока не закончилась навигация. Македония в ссоре с Афинами, так что попутный корабль найти нелегко. Но наверняка что-то можно сделать. Кроме того, следует разузнать еще кое-что и написать несколько писем…

Так, где бумага? Он обвел глазами столешницу, взгляд упал на раскрытую рукопись «Природы вещей». Ее кто-то трогал! На мгновение его охватила злость. Он же велел ни к чему не прикасаться у себя на столе! Леша взял рукопись и взглянул на исписанные страницы. Что это? Кто-то посмел портить его работу?! Он пригляделся внимательнее и замер… Весь лист пестрил исправлениями. Десятки орфографических и грамматических ошибок были демонстративно подчеркнуты и исправлены чьей-то уверенной рукой.

Леша бросил рукопись на стол, обхватил руками голову и беззвучно захохотал. Его тело сотрясалось от рвущегося наружу смеха. Он захлебывался, пытаясь проглотить, удержать разрывающий его хохот. Он качал головой, трясся и хлопал ладонями по столу. Он и сам не мог бы себе отчетливо объяснить, чем вызван этот приступ веселья. Он хохотал, но глаза его наполнялись слезами, то ли от смеха, то ли от разрывающей сердце боли.

– Пандора, – шептал он беззвучно. – Пандора…

Глава 19

читать далее
Предыдущая глава

Тяжело писать в пустоту... Буду очень благодарен вашим комментариям

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Фидан Фаизов

Книга хорошая. Жаль мало. Люблю вот такие читпть

Ева

Автор, держись, мы все в тебя верим!

Александр

Эх-х-х! Как же мало. Не возможно так читать. Только настроишься и бац… Облом!

Нравится творчество автора? Подпишитесь на обновления

Яндекс.Метрика