AlexKimen.ru
Глава 23
Глава 23

Глава 23

1

Бежали дни. Все, что раньше вызывало ужас и боль, стало привычным и обыденным. Пандора уже не дрожала от бессильной ненависти, слыша, как ей казалось, снисходительную речь Алексиуса. Подозрения, страхи и догадки спрятались, затаились в далеком уголке ее сознания. Лишь иногда, пытаясь уснуть под звон цикад, она замечала в лунном свете на балконе беспокойный силуэт, мерно шагающий из стороны в сторону, и цепенела от страха. Хотя знала, что это означает лишь очередную заминку в работе над текстом «Природы вещей» – Алексиус любил работать по ночам и часто выходил на балкон.

Он относился к ней с заботой и предупредительностью. Но это, скорее, пугало девушку. Порой Пандора ловила на себе такие взгляды, что ей становилось не по себе. Алексиус стремился проводить с ней все свободное время, а ей было крайне неуютно в его обществе. Она старалась сохранять дистанцию и не принимать от него никаких даров, тем более драгоценностей.

Почти каждое утро они с Алексиусом катались на лошадях. Пандора все еще подозревала какой-то подвох, но отказаться от прогулок верхом было выше ее сил.

Отношение к Пандоре слуг изменилось. Исчезли снисхождение, забота и покровительство. Уже никто в доме не считал ее «своей». Она ощущала молчаливое отчуждение и настороженность. Только с Линой удавалось поддерживать некоторое подобие дружбы.

Лина утром и вечером приходила к ней помогать с прической и часто давала советы, как ухаживать за лицом, телом, волосами. Пандора делала вид, что все это ей совершенно не интересно, но коварное зеркало требовало жертв, и Пандора невольно начала приносить их. Хотя некоторые рассказы Лины возмущали или до крайности смущали девушку. Она узнала то, о чем не просто стеснялась спросить, но даже не могла подумать.

Обычно Лина сажала Пандору перед зеркалом, брала тяжелый резной гребень из слоновой кости и, осторожно придерживая рукой спутавшиеся за ночь волосы, начинала свои истории:

– Каждый вечер сатрап выбирал себе девушку на ночь. Ну и суматоха поднималась во дворце! Служанки сбивались с ног. Девушки прихорашивались. Выбирали одежду и украшения. Каждая перед служанками репетировала, как встанет перед сатрапом, как на него посмотрит, как улыбнется. Эх, госпожа… Те девушки убили бы за такое зеркало, как у тебя!

– Лина, я же просила не называть меня госпожой. Я здесь такая же, как ты.

Служанка лукаво усмехнулась, но послушно закивала:

– Конечно, конечно. Извини…

– Но зачем им это было нужно? Почему они хотели, чтобы правитель выбрал их?

Лина снисходительно взглянула на отражение Пандоры в зеркале:

– Сатрап щедро одаривал избранниц подарками. Кроме того, это в крови каждой девушки – желание быть самой прекрасной… Если из сотни красавиц правитель выберет тебя, это и будет доказательством твоего совершенства. Даже богини не лишены женского тщеславия…

– И к чему это тщеславие приводит! Особенно тщеславие богинь…

– К чему?

– К зависти, страданиям и войнам! Благородная воспитанная девушка должна дома, в тишине и уюте, заниматься женскими делами, а не смущать мужчин своими прелестями!

Служанка хихикнула:

– Ну… Хотя бы одного смутить нужно. Иначе негде будет сидеть в тишине и уюте… Моя прежняя госпожа часто говорила, что женская красота – как горная река весной. Сначала кажется, что могучий поток невозможно остановить и покорить, что он сметет все преграды на пути. Но проходит время, и он превращается в ручей, который никто не замечает…

– Да… – задумчиво прошептала Пандора. – Или ушлый человек ловит этот поток и ставит на его пути запруду…

Лина непонимающе посмотрела на нее и пожала плечами.

– Какую прическу сделаем сегодня: коримбос или лампадион?

Пандора вздохнула и запустила пальцы в волосы:

– Мне все равно…

2

Во дворе, накрытый темным покрывалом, лежал загадочный предмет. Видимо, та самая прялка-самопрялка, о которой судачили слуги последние дни. Пандора постаралась сделать вид, что ее это не интересует, и подошла к алтарю.

Алекcиус выглядел невыспавшимся, но довольным. Последнее время он был суетливым и задумчивым. Неужели это все из-за этой дурацкой штуковины? Мужчины – словно дети…

Прошептав молитву, Пандора села за стол. Алексиус торопливо дожевал пирог и откинулся на гнутую спинку клисмоса.

– Хорошее утро!

– Благодарение богам.

– Ну да. Хвала… Эээ… Гелиосу.

Пандора кивнула.

– Кушай быстрее, я хочу тебе кое-что показать. Специально для тебя сделал…

– Для меня?

– Ну… Для тебя и для девушек вообще.

– Это очень благородно – заботиться обо всех девушках…

– Понимаю твой сарказм. Но поверь, тебе понравится, – Леша махнул в сторону громоздкого предмета, укрытого тканью. – Вон там.

Пандора сделала вид, что удивлена:

– Ого! Что это?

– Попробуй догадаться.

– Новое зеркало?

– Нет.

– Клисмос? – Пандора смерила взглядом закутанную тканью прялку и испытующе посмотрела на Алексиуса.

Лина, убирая со стола грязную посуду, не выдержала:

– Это новая прялка!

Алексиус самодовольно кивнул.

– Вот это да! – делано удивилась Пандора. – Огромная!

– Ну пойдем, покажу.

Во дворе под разными предлогами собрались почти все слуги. Даже Эфимия с серьезным видом ходила по двору, раздавая направо и налево распоряжения.

Алексиус подвел девушку к прялке:

– Смотри! – и сдернул покрывало.

Все изумленно уставились на странное приспособление, соединяющее клисмос с половиной игрушечной колесницы. Видимо, эту прялку уже опробовали в работе. На полу стояла корзинка с куделью, от нее к прялке тянулась нить. Присмотревшись внимательно, Пандора догадалась, как работает это устройство. Остроумно… Ей очень захотелось опробовать чудо-прялку, но она не подала виду.

– Всемогущие боги! – ахнула Лина.

Напряженную тишину во дворе сменил разноголосый гомон.

– Что это?..

– Тут и сама Главкопида не разберется…

Алексиус обернулся к Пандоре:

– Ну, что скажешь?

– А чтобы на этой штуке прясть, девушки нужны?

– Пока что нужны. Не все сразу.

Пандора поморщилась.

– Хочешь попробовать?

– Разумеется, нет, – демонстративно отвернувшись, девушка вернулась к столу и продолжила завтрак.

Вскоре шум во дворе стих. Слуги, понукаемые Эфимией, разошлись по своим делам. Никто из служанок после демарша Пандоры не решился сесть за странное устройство. Да и сам Алексиус, после того как Пандора ушла, потерял интерес к прялке.

Он вернулся за стол и, не глядя на Пандору, попросил у Лины вина. Лицо его было мрачным.

– Я велел Хиону отнести прялку к тебе в спальню, – проворчал Алексиус.

– Благодарю, господин.

– Позже попробуешь?

– Боюсь, это слишком сложно для простой рабыни.

Алексиус хмуро покосился на девушку, она беззаботно ему улыбнулась.

– Ладно. Мне пора в мастерские.

Пандора проводила его взглядом, затем встала и направилась в свою комнату.

3

Заперев дверь на засов, девушка подошла к прялке. Легонько крутанула колесо. Да, все именно так, как она и думала. Непонятно лишь, как правильно подавать шерсть. Пандора придвинула клисмос и села, положив корзинку с куделью на колени. Поставила ногу на деревянную планку, соединенную с колесом, и надавила. Колесо сделало оборот. Веретено с коромыслом начали свой бег.

Тонкая нить плотно ложилась на веретено. Закручивающаяся шерсть вползала в небольшое отверстие. Девушка растянула несколько шерстяных клочков и направила их в отверстие прялки. Прялка заработала. Сперва Пандоре было тяжело поймать нужный темп, и несколько раз нить рвалась. Но наконец она приноровилась. Да, работать так гораздо проще и удобнее. Не болят от усталости пальцы, не немеют руки… Пандора не заметила, как корзина кудели опустела. Она недоверчиво подняла корзинку с колен и взвесила на руках. Раньше на такое количество пряжи нужно было потратить целый день. Удивительно…

Раздался стук в дверь – девушка подскочила от неожиданности. Корзинка упала на пол.

Пандора подошла к двери и откинула засов. К ее удивлению, за дверью стояла Эфимия. На лице ключницы была не обычная дежурная неприязнь, а растерянная озабоченность. В руках она теребила лист бумаги.

– В чем дело?

– Только что получили весточку от господина Теодора. Он приедет сегодня с женой навестить нашего господина.

Пандора властно взяла записку из рук ключницы и пробежала глазами неровные строчки.

– Они приедут лишь к вечеру. У нас довольно времени, чтобы подготовиться к достойной встрече.

– Но… госпожа…

Пандора пристально посмотрела на Эфимию, и та посторонилась, выпуская девушку из комнаты. С каким-то странным, новым чувством Пандора оглядела двор. Ее взгляд цеплялся за то, на что еще утром она не обращала внимания: сваленный в дальнем углу хлам, крошки и опилки на красивом мозаичном полу, осыпавшаяся штукатурка у входа.

– Нужно тщательно вымести двор и окатить его водой. Убрать лишнее. Переставить треножник ко входу, чтобы он закрыл этот облезлый угол. Что на ужин?

– Я думала сделать чечевичную похлебку. Но раз такое дело… – Эфимия озадаченно замолчала.

– Запечем поросенка и поджарим пару кур. Думаю, этого будет достаточно. Отправь кого-нибудь в Дион. Пусть пригласит музыкантов и купит свежего меда. Чтобы перед закатом музыканты были здесь. Пусть также глянет рыбу, если… – Пандора посмотрела на небо. Солнце стояло в зените. Девушка поморщилась и замотала головой. – Нет. Рыбу не надо. Свежей уже не будет.

Быстрым шагом Пандора обходила дом и отдавала распоряжения. Эфимия послушно кивала и уже не удивлялась. В ней проснулась расторопность и деловитость.

Когда женщины вернулись во двор, Пандора еще раз внимательно огляделась:

– Как господин Теодор предпочитает ужинать? Как обычно, на клине? Тогда нужно убрать стол. Я приму его супругу в маленьком дворике. Перенесите стол туда. А мужчины будут ужинать здесь. Музыкантов посадим вон в тот угол…

– Прости, госпожа, – перебила девушку Эфимия, – но всякий раз, когда господин Теодор посещает наш дом, они с хозяином едят за столом.

Пандора сочувствующе покачала головой. Ох уж эти варварские замашки.

– И госпожа Агариста кушает вместе с мужчинами, – смущенно добавила Эфимия.

Недоверчиво посмотрев на ключницу, Пандора переспросила:

– Вместе с мужчинами?

– Всегда.

– Так… – Пандора попыталась осознать услышанное. – Выходит, и мне придется ужинать с ними… Хорошо… Не будем трогать стол…  Я пойду в спальню, приведу себя в порядок. Когда Лина ощиплет кур, пришли ее, пожалуйста, ко мне.

– Хорошо… – ключница замялась, в ее тоне звучала какая-то недоговоренность.

– Мы что-то упустили?

– Полагаю, господин Теодор останется на ночь…

– Ах, да! Разумеется… Приготовьте для господина Теодора мою спальню. Не забудьте перестелить постель, тщательно вымыть пол и проветрить комнату. Пошли кого-нибудь к господину Алексиусу в мастерские. Нужно предупредить его, что у нас гости.

4

Узнав о приезде Теодора, Леша решил пораньше вернуться домой. Но потом вспомнил, что давно хотел поделиться с Теодором одной интересной идеей. Как обычно, ее воплощение заняло гораздо больше времени, чем планировалось. И когда Леша вышел из мастерской в сопровождении Хиона, солнце уже пряталось за горами на западе.

В доме Алексея приятно удивили изумительная чистота, порядок и ощущение какого-то уюта. В воздухе был разлит аромат благовоний, к которому примешивался дразнящий запах жареного мяса. Леша почувствовал, как у него заурчало в животе, и сглотнул слюну. Эфимия сегодня постаралась на славу. Но времени, чтобы любоваться порядком и благодарить ключницу, не было. Теодор уже ждал его.

Выйдя в перестиль, Леша замер. Дворик совершенно преобразился. Множество светильников озаряли двор таинственным светом. Грациозные флейтистки в углу наигрывали нежную мелодию. Вазоны с цветами создавали какую-то праздничную атмосферу. Но больше всего Лешу поразила Пандора. Он никак не мог понять, в чем дело: то ли в белоснежном ионийском хитоне с алой каймой, спадающем неправдоподобно симметричными складками, то ли в изящной прическе с алыми лентами, то ли в горделивой осанке, то ли в восхитительной доброжелательной улыбке… Леша и не представлял, что Пандора может так улыбаться. За этой улыбкой не прятались страх, смущение или неприязнь, она выражала только спокойствие, уверенность в собственной силе и красоте и достоинство.

Улыбающийся Теодор уже поднялся ему навстречу:

– Как я рад тебя видеть! Хвала богам! Мне многое нужно тебе рассказать!

– Хайре! Добро пожаловать в мой дом!

Мужчины крепко пожали друг другу руки.

Леша извинился за опоздание и свой внешний вид. Ужин еще не подавали, но гости уже пригубили вино и утолили голод легкими закусками. Все было организовано идеально, и Леша еще раз отметил, что надо не забыть поблагодарить Эфимию. Впервые она догадалась навести такой порядок, пригласить музыкантов и украсить двор. Он попросил Лину выносить горячее и отправился переодеться.

Ужин удался на славу. Теодор подробно рассказал о своем путешествии в Галикарнас. Несколько купцов в Карии заинтересовались бумагой. Был шанс наладить поставки даже ко двору персидского сатрапа, но справиться с таким объемом заказов – непростая задача. Теодор предлагал поднять цены, а Алексей убеждал, что нужно демпинговать, чтобы завоевать рынок и сделать бумагу ходовым товаром.

Леша то и дело поглядывал на Пандору, поражаясь непринужденности ее манер. Пандора с Агаристой обсуждали каких-то афинских знакомых, стараясь не мешать беседе мужчин. Агариста выглядела беззаботной и счастливой. Не осталась и следа от той изможденной, забитой, опустошенной девочки, какой Леша ее помнил. Она звонко смеялась, бросая на Теодора обожающие взгляды. Леше пронзительно захотелось, чтобы Пандора хоть раз так посмотрела на него…

Он вдруг хлопнул себя по лбу:

– Совсем забыл! Теодор, хотел показать тебе одну штуку… – с этими словами Леша встал из-за стола и вышел в коридор.

Вскоре он появился, сжимая что-то в руках.

– Смотрите! – Алексей положил перед гостями небольшую деревянную модель корабля.

Девушки удивленно переглянулись.

Теодор хмыкнул:

– Что это? – взял макет и стал рассматривать. – Модель круглого торгового корабля? Но что это за огромный плавник… Киль?

– Да. Это киль.

– Всемогущий Посейдон! Зачем такой длинный широкий? Он же увеличивает осадку! С таким килем невозможно пройти по мелководью или вытащить судно на берег! Смотри, кораблик невозможно поставить на стол – он все время падает… А мачта? Она же длиннее корпуса! Если на такую мачту поставить парус, корабль перевернется!

Леша повернулся к Агаристе:

– А ты что думаешь?

Агариста неловко взяла кораблик и смущенно посмотрела на Теодора. Повертела модель в руках, пожала плечами и протянула Пандоре.

Пандора бегло осмотрела кораблик и вопросительно глянула в сторону водосборника в центре двора. Леша улыбнулся и кивнул. Девушка подошла к бассейну и спустила кораблик на воду. Потом легонько толкнула его, коснувшись высокой мачты. Кораблик качнулся, волны побежали кругами. Пандора качнула его сильнее, потом еще и еще. Всякий раз, переваливаясь с борта на борт, кораблик быстро выпрямлялся. Тогда Пандора положила корабль мачтой на воду, но и на этот раз корабль резво встал на киль.

Теодор присел рядом на корточки.

– Алексиус, ты уверен, что настоящий корабль будет подниматься так же легко?

– Должен. Тут важно распределить балласт и опустить его как можно ниже. В киль можно положить свинца или камней. Но это еще не все. Прелесть этого корабля вовсе не в остойчивости…

Леша взял со стола два треугольника из плотной ткани.

– Поможешь? – обратился он к Пандоре. – Нужно прикрепить парус.

Девушка вытащила модель из бассейна и подошла к Алексею.

Склонившись над кораблем, который девушка крепко держала в руках, Леша почти касался ее щеки. От запаха ее духов у него вдруг закружилась голова. Их руки соприкоснулись. Пандора вздрогнула.

– Спасибо. Вот так.

Леша помотал головой, пытаясь отогнать наваждение. Он закрепил рей с парусом почти параллельно корпусу судна и опустил корабль в бассейн. Затем встал на четвереньки и энергично дунул на парус. Кораблик резко качнулся, почти коснувшись парусом воды.

– Ну да, остойчивость отличная, – согласился Теодор.

Алексей досадливо поморщился:

– Нет, я хотел показать другое… Нужен ветер посильнее, – он огляделся.

Пандора протянула ему поднос. Леша неуклюже перехватил его и сделал несколько резких взмахов сбоку от модели корабля. Как он и ожидал, кораблик заскользил вперед, перпендикулярно потокам воздуха.

Теодор недоуменно посмотрел на кораблик, потом на Лешу.

– Всемогущий Посейдон! Корабль сможет идти таким курсом, даже если ветер будет дуть ему прямо в борт! А широкий киль не даст ветру сносить судно с курса!

– Более того. Если все сделать правильно, корабль сможет идти вперед, даже если ветер будет дуть в скулу со стороны носа.

– Значит, можно выходить в море почти при любом ветре? Это же замечательно!

– Да! А с учетом того, что корабль способен идти под острым углом к ветру разными бортами по очереди, он сможет двигаться и против ветра. Главное, чтобы было пространство для маневра. А облегчить кормчему управление кораблем можно, заменив весло на… – Леша заметил, что Теодор почти не слушает его.

Теодор выудил кораблик из бассейна и погрузился в изучение округлого корпуса. Алексей решил не мешать ему и пригласил всех опять за стол.

Обернувшись к Пандоре, Леша успел заметить, что она внимательно смотрит на него, но девушка тут же отвела взгляд. Почему-то от этого его сердце сжалось. За ужином пили разбавленное вино, но он все равно ощущал какое-то опьянение. Щеки горели, голова слегка кружилась.

Мужчины еще долго обсуждали торговые дела, идею постройки экспериментального торгового корабля, военные перспективы Афин и вероятность того, что Македония вступит в войну.

– Из-за войны связь с Афинами почти потеряна. В Аттике повсюду спартанские и коринфские воины. Да и на море неспокойно. Торговые суда почти не ходят. Последнюю весточку из Афин я получил еще до вторжения в Аттику. Никто ничего толком не знает. Сплошные слухи. Особенно после этого проклятого затмения…

Пандора вздрогнула и задела пустой килик. С глухим звоном он покатился по столу.

– Еще брат царя Пердикки что-то задумал, – продолжал размышлять Теодор. – Боюсь, для Македонии это хорошим не кончится…

– Вроде бы все спокойно…

– Это только кажется. Сам посуди: в Македонии много влиятельных семей, кланов. Все грызутся, интригуют. Власть Пердикки, по сути, ограничена Пеллой. Пока что мы с ним дружим, но что будет, если к власти придет Филипп?

– Дадим денег.

– Эх… Не все можно решить деньгами. Мне передали, что Филипп расспрашивал людей из Диона про поместье. Не нравится мне это…

– Надо будет съездить к нему…

Агариста зевнула.

– Милый, я пойду спать, – она обернулась к Пандоре. – Дорогая, все было великолепно. Благодарю тебя. Очень рада, что в этом доме появилась такая замечательная хозяйка. Тут очень не хватало женской руки.

Пандора радушно улыбнулась и поблагодарила гостью. Потом проводила Агаристу до двери спальни и пожелала доброй ночи. Только теперь Алексей задумался, где же она будет ночевать. Может, Эфимия приготовила какую-нибудь спальню? Ему стало неуютно от неловкости и досады. Почему это раньше не пришло ему в голову? Кажется, в психологии это называется вытеснением… Леша готов был предложить девушке свою комнату, а сам – переночевать в комнате со слугами. Но в присутствии Теодора говорить об этом было бы глупо.

Пандора поблагодарила Теодора за хороший вечер.

– С вашего разрешения, я тоже пойду спать, – девушка взяла со стола килик с вином и гроздь винограда, подошла к алтарю и оставила приношение богам.

Она долго стояла, прикрыв глаза и осторожно поглаживая холодный мрамор. Леша искоса следил за ней. Слова Теодора пролетали мимо его ушей. Наконец Пандора закончила молитву, бросила на мужчин долгий задумчивый взгляд и пошла к дверям Лешиной спальни.

Его сердце прыгнуло и провалилось в пропасть.

5

Пандора зажгла светильники и огляделась. На столе царил привычный беспорядок. Черная стена разрисована чертежами прялки. Сама прялка, принесенная слугами вместе с остальными вещами из ее спальни, стояла в углу. Пандора подошла к ней и легонько коснулась колеса. Ее губы сжались в болезненной улыбке. В голове шумело – то ли от выпитого вина, то ли от абсурдности положения, в котором она оказалась.

Как же так вышло? Совсем недавно она готова была умереть, лишь бы не оказаться ночью в этой комнате наедине с человеком, которого так долго ненавидела и презирала. И вот сейчас сама добровольно пришла сюда… Что заставило ее это сделать? Стыд и неловкость перед гостями? Всеобщие ожидания и неприязнь слуг? Знание, как должна поступать женщина, впитанное с молоком матери?

Ей вспомнилась слова Антигоны:

«Я родилась не для вражды взаимной, а для любви

Для чего же родилась она? Для ненависти или для любви? Или для исполнения давнего пророчества? Девушку охватила безотчетная паника, захотелось убежать, исчезнуть, раствориться. Пандора сделала глубокий вдох и сжала кулаки. Ногти вонзились в ладони. Она вспомнила давний обряд аррефорий. Вот она спускается в темноту по лестнице, убегающей в бесконечность. На каждой ступени притаился страх. В руках – огромная тяжесть. Тяжесть ответственности. Нельзя уронить священный сосуд, нельзя останавливаться и, главное, нельзя смотреть…

Но сейчас она хотя бы может посмотреть страху в глаза. Страху? Пандора задумалась. Страха у нее нет. Есть злость, неприязнь, есть брезгливость… Девушка вдруг отчетливо поняла, что ей ничто не угрожает. Все это глупости. У Алексиуса, без сомнения, есть на нее какие-то планы. Но насилие в них не входит. Это просто игра. А играть она умеет хорошо.

Она распустила волосы, расшнуровала сандалии. Взяла с кровати покрывало и подушку, забралась на кушетку у стены и, не раздеваясь, завернулась в одеяло. Но морфей все никак не принимал ее в свои объятия.

Скрипнула дверь. Пандора затаила дыхание. Главное – случайно не открыть глаза. Она услышала, как Алексиус подошел к ней. Нужно успокоиться и не забывать дышать. Вот так. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Медленно и спокойно. Вдруг она ощутила прикосновение и окаменела. Только это помогло ей не закричать. Две руки подхватили ее и оторвали от кушетки. Всемогущие боги! О светоносая Элефтерия! Алексиус куда-то понес ее. Вот он опустил ее на ложе, поправил одеяло, перевел дыхание. Что теперь? Девушка чувствовала его внимательный взгляд. Зачем она сюда пришла!? Как глупо было довериться ему! Пандора не могла сказать, сколько длилась эта невыносимая тишина. Кажется, прошла вечность.

Наконец она услышала шепот:

– Спокойной ночи.

Затем удаляющиеся шаги. Сквозь сомкнутые веки Пандора могла рассмотреть, как гаснут светильники. Один, второй, третий. Комната погрузилась в темноту. Теперь можно приоткрыть глаза. Ничего не видно, слышен лишь легкий шорох и скрип – Алексиус ворочается на кушетке. Нужно постараться уснуть…

 


Дорогие друзья! Предлагаю вам ознакомится с моим новым рассказом «Последний рассвет» https://alexkimen.com/poslednij-rassvet/ . Это рассказ-приквел к роману «Рождение Богов». Где вы можете узнать предысторию начала романа. Большое спасибо за вашу поддержку и комментарии.

Следующая глава уже скоро

Подпишитесь, чтобы не пропустить
Предыдущая глава

Тяжело писать в пустоту... Буду очень благодарен вашим комментариям

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Andrii Mykhailenko

Добрый день ! Даже не ожидал. что написанное в наше время (особенно, фантастика) может меня «зацепить». Оказалось,что, таки может. Спасибо автору (или авторам). Получил удовольствие. Буду читать дальше, т.к. действительно интересно. Всё продумано до мелочей (даже создан сайт). Хороший текст. Очень приятно, что без пошлостей (модных сейчас). Понравилось,что автор пишет о том, что его герое «хотят жить» и «рвутся на сцену». Это действительно так, герои для автора и уже для читателей «живые». Автор создал этот мини- мир и мы получаем удовольствие, наблюдая за его жизнью и развитием. Этот мир можно продолжать дальше, развивая тему межпланетных отношений и возможных дальнейших перемещений… Подробнее »

Ева

Эта глава даже лучше замечательной предыдущей. Спасибо.

Нравится творчество автора? Подпишитесь на обновления

Яндекс.Метрика