AlexKimen.ru
Глава 4
Глава 4

Глава 4

Запах рыбы. Отвратительный, неистребимый. Он был везде: рыбой пахла пристань, рыбой пахли толстенные смоленые канаты и сходни, рыбой воняли снующие повсюду, орущие, смеющиеся люди. Алексей не любил запах рыбы. С трудом сдерживаясь, чтобы не зажать рукой нос, он с любопытством оглядывал оживленный Пирей – морские ворота Афин. На корабль уже наведались гости.

Эпимелет эмпорион – если Леша правильно понял, это было не имя, а какая-то должность – что-то выспрашивал у Никомеда. Стоящий рядом с ним писарь торопливо делал пометки на восковой табличке. Другой чиновник – ситофилак, шевеля губами, пересчитывал огромные амфоры с зерном, которые аккуратно поднимали с корабля каким-то хитрым механизмом, смахивающим на подъемный кран. Бюрократов набежало – не продохнуть, и от всех воняло рыбой. Алексей с отвращением отвернулся и стал рассматривать порт.

Конечно, порт – не совсем подходящее слово. Пирей смело можно было назвать городом: внушительные каменные склады выходили на пристань, колоннада какого-то храма возвышалась над домами. По всему периметру гавани тянулась довольно внушительная стена. И кругом люди. Огромные толпы людей. Алексей давно отвык от такого их количества.

Афинские граждане сразу бросались в глаза. Несмотря на портовую суету, они шествовали спокойно и важно, горделиво подняв голову и снисходительно поглядывая на бурлящую людскую массу. За каждым, таща тяжелые корзины, кувшины или просто защищая господина от солнца зонтиком, брели рабы. Открыв рты и ошарашенно вертя головами, ходили варвары.

То тут, то там сновали метеки – эллины, живущие в Афинах, но не имевшие афинского гражданства. С наигранным пренебрежением, но с плохо скрываемым восторгом, пытаясь держаться так же чинно, как истинные афиняне, прохаживались эллины, приезжие из Беотии, Аркадии, Фессалии и других областей огромного Эллинского мира.

Все это Энеас растолковывал Алексею, пока тот, изумленно хлопая глазами, глазел по сторонам, словно дикий варвар, никогда не видевший цивилизации.

Вдруг Лешу грубо толкнули в плечо:

– Пошли!

Какой-то коренастый бородач с коротко стриженными волосами хмуро смотрел на него.

Алексей вопросительно взглянул на Энеаса.

Мальчик грустно улыбнулся:

– Давай прощаться, Алексиус. Наверное, мы уже не увидимся. Сейчас господин пойдет домой, а вас оставят здесь, в Пирее. Послезавтра день продажи рабов… Надеюсь, тебе повезет и тебя купит хороший хозяин.

Леша кивнул:

– Спасибо. Ты был добр к глупому варвару, Эней.

Мальчик опустил глаза:

– Клянусь Аполлоном, ты самый необычный варвар, которого я видел в жизни, и думаю… –Эней осекся.

Алексей выжидающе смотрел на него, но Эней только покачал головой:

– Прощай, Алексиус. Пусть твои северные боги оберегают тебя.

– Прощай, – тяжело вздохнул Леша.

– Если тебя продадут на Лаврионские рудники – беги! – воровато оглянувшись, быстро шепнул Эней и махнул рукой.

Лешу уже толкали в спину длинными дубинками. Бросив последний взгляд на корабль, он побрел вместе с остальными рабами по широкой, вымощенной каменными плитами дороге.

 

2

 

Аукцион рабов не был похож на то, что изображали многочисленные писатели конца XIX века. Накануне рабов отвели в бани, тщательно намыли, подстригли и даже побрили, чтобы придать им товарный вид. Рынок невольников не выглядел как скопище грязных и заросших варваров. Все проходило довольно чинно и спокойно. Леша был готов увидеть сцены насильственного разделения семей, унижения рабов, прилюдного обнажения женщин. В воображении рисовался образ толпы алчных рабовладельцев, ощупывающих его мускулы и заглядывающих к нему в рот.

Алексея в числе прочих рабов вывели на небольшую площадь. Несколько потенциальных покупателей, абсолютно все мужчины, в сопровождении одного-двух слуг не спеша прохаживались, поглядывая на группу невольников. Если кто-то вызывал их интерес, они подзывали продавца и тихо беседовали. Леша обвел глазами выставленных на продажу рабов. Здесь было примерно полсотни мужчин, женщин и детей.

Дюжина крепких коренастых парней с русыми волосами, из скифов, нервно переминались с ноги на ногу. Кучка мускулистых негров в одних набедренных повязках, наоборот, безразлично сидели на земле. Некоторые женщины были с детьми. Обособленно сидели семьи – видимо, греков, плененных во время междоусобных войн. Несколько вооруженных воинов сторожили всю эту разномастную людскую толпу.

Алексей ловил на себе множество заинтересованных взглядов. Не удивительно: его макушка на сто восемьдесят пять сантиметров возвышалась над землей и сантиметров на пятнадцать – над большинством макушек на этом рынке. Хотя вряд ли это был повод для оптимизма. Леша скептически огляделся и подумал, как бы его не заставили что-нибудь копать или носить.

Он старался прислушиваться к разговорам окружающих. За последние недели его греческий стал значительно лучше. Леша уже мог на слух понимать большую часть обращенных к нему слов и почти не делал ошибок в окончаниях. У него всегда были способности к языкам, и сейчас это было весьма кстати.

Кто же станет его хозяином? Успех миссии стоял на кону. Леша напряженно замер, внимательно изучая потенциальных покупателей. Его внимание привлек вышедший на площадь долговязый мужчина средних лет с аккуратно подстриженной бородой и усами. Мужчина уверенно протиснулся к небольшому возвышению, на котором располагался живой товар, и принялся внимательно рассматривать выставленных на продажу рабов-мужчин. Он улыбался, перекидываясь шутками с продавцами, но от него веяло чем-то недобрым. Леша заметил, что невольники при виде этого человека стали прятать взгляд, горбиться и как-то съеживаться. Всеобщее напряжение передалось и ему.

За его спиной в группе рабов-греков шептались. Он прислушался, с трудом различая не привычный уху дорический говор:

– Это Сосий. Приказчик Никия.

– Проклятый фракиец!

– Ищет для Никия работников в Лаврион!

Леша вздрогнул. Он сразу вспомнил совет Энея, и ему совсем не понравился оценивающий взгляд, которым смотрел на него Сосий. Он сообразил, что на фоне остальных рабов выглядит довольно крупным и сильным.

Начались торги.

По знаку Никомеда вперед вышла молодая женщина с маленьким ребенком на руках. Леша присел на корточки и, стараясь не смотреть в сторону Сосия, стал следить за происходящим.

Раб глашатай откашлялся и закричал, пытаясь заглушить гомон:

– Граждане афинские! Гражданин Никомед, сын Фрасиклида, продает эту женщину из скифов. Она продается с ребенком двух лет от роду. Поэтому цена за нее всего три мины! – глашатай остановился, переводя дыхания и ища глазами возможных покупателей.

Никто не проявил особого интереса. Никомед уже махнул рукой, показывая, чтобы оглашали следующую продажу, но тут вперед шагнул мужчина в алом плаще.

– Скажите, почтенный, выйдет ли из нее хорошая пряха? – с сомнением спросил он. – А то жена замучила – спасу нет…

– Конечно, благородный Харикл. Клянусь Зевсом! Из  этой женщины выйдет искусная пряха и хорошая помощница по дому! Она из скифов, а их женщины славятся прилежанием и послушанием, – почтительно, но без приниженной лести сказал Никомед.

–  Возможно… Но меня смущает ребенок.

– Да, у нее ребенок, но он не так уж и мал. Ему уже два года. Так что скоро он сможет помогать вам. И у вас будет верный и послушный раб, выросший в доме.

Харикл поморщился:

– В этом возрасте дети часто умирают, кроме того, его надо кормить и…

Никомед прервал его:

– Уважаемый Харикл, я понимаю, что маленький ребенок – дополнительная обуза, но не можем же мы, подобно варварам, отнимать дитя от матери. Такую сильную и молодую рабыню вы нигде не найдете дешевле четырех мин. А мы согласны уступить вам ее с ребенком… – он на секунду замолчал и посмотрел на сидящего в тенечке отца.

Фрасиклид едва заметно кивнул, и молодой человек продолжил:

– Даже не за три, а всего за две с половиной мины. Пятьдесят драхм – достойная компенсация за обузу в виде ребенка.

– Хорошо, я возьму ее, – кивнул покупатель. – Вы знаете, где мой дом?

– В районе Керамика, недалеко от Дипилонских ворот, напротив харчевни?

– Да, – невольно поморщившись при упоминании харчевни, сказал Харикл. – Приходите за деньгами завтра.

Все это время Алексей искоса глядел на Сосия. Он заметил, как тот подошел к отцу Никомеда и, пока его сын занимался продажей, стал что-то активно обсуждать. Фрасиклид почтительно кивал, следя за жестикуляцией фракийца. А тот начал пальцем показывать на рабов, выбирая крупных и сильных мужчин. Наконец, палец Сосия указал на Алексея. У Леши заныло сердце. На рудники совершенно не хотелось. Он стал лихорадочно озираться по сторонам, ища спасения.

Его внимание привлек пожилой мужчина в потертом гиматии с синей каймой, который о чем-то спрашивал Никомеда. Алексей подошел поближе и напряг слух.

До него донесся голос:

 – Нет, почтенный Тофон. Наши рабы из далеких северных краев. Среди них нет таких, кто это умеет…

Леша не знал, что требовалось Тофону, но решил рискнуть.

   – Господин! – обратился он к пожилому афинянину. – Я уметь это!

   Тофон поморщился и скептически посмотрел на Лешу:

   – Повтори, что ты сказал. Не могу разобрать твою варварскую речь.

   – Я уметь это! – повторил Леша и вдруг сообразил, что в горячке ошибся. – Я умею… – поправился он с гораздо меньшим запалом.

   Тофон усмехнулся и вопросительно посмотрел на Никомеда. Тот почесал подбородок, видимо, прикидывая, как все это может отразиться на цене раба.

   – Этот… гхм… прекрасный юноша действительно очень умен и сообразителен, – с ноткой сомнения сказал купец.

   – Ты обучен грамоте? Умеешь читать, писать и считать?

Леша глянул на Сосия. Фракиец в сопровождении Фрасиклида уже отобрал пару рабов и явно намеревался идти за Алексеем.

– Да, господин! Я умею читать и считать.

– Это любопытно! – рассмеялся Тофон. – Ну, ответь мне, юноша, сколько будет эпта раз по пенте?

Леша моргнул. Числительные они с Энеасом так и не выучили. Никомед с любопытством и надеждой смотрел на него.

Алексей постарался изобразить жалостливое выражение лица и повернул ладони к Тофону, растопырив пальцы:

– Эпта – сколько пальцев? – обреченно спросил он.

Тофон рассмеялся. Другие покупатели живого товара, услышав смех, подошли ближе, пытаясь понять, что происходит.

Никомед мрачно огляделся и сурово посмотрел на Лешу:

– Зачем ты обманываешь почтенного господина и тратишь наше время?! Придется тебя проучить! Впрочем… – он взглянул на Сосия. – Полагаю, На Лаврионских рудниках тебя отучат врать и без меня…

Тофон понимающе кивнул и отвернулся.

– Господин! Я… плохо знать эллинский! Но я уметь… умею считать! Эпта и пенте – это сколько? Покажите… пожалуйста.

С легким сочувствием и даже каким-то сожалением Тофон посмотрел на Лешу и поднял руки.

– Эпта, пенте! – и он по очереди разогнул сначала семь, а затем пять пальцев.

Леша закивал и стал лихорадочно сжимать и разжимать кулаки.

– Эпта раз по пенте! – он трижды выставил две растопыренные ладони, а потом сжал левую в кулак, а правую протянул к Тофону. – Эпта по пенте, – повторил он.

Тофон с Никомедом переглянулись.

– Эпта раз по эпта! – громко сказал Леша, показав на пальцах сорок девять.

– Пенте раз по пенте! –  снова замелькали ладони.

Видимо, его напор и скорость, с которой он выкидывал пальцы, произвели впечатление. На лице Тофона появилась задумчивость. Но в этот момент к ним подошли Сосий с отцом Никомеда.

– Мальчик мой, что здесь происходит? – тихо спросил Фрасиклид. – Сосий готов купить этого раба для своего господина за пять мин. Отличная цена!

Никомед выжидающе посмотрел на Тофона. Тот молчал.

– Мы выяснили, что этот раб умеет считать, а может, и обучен грамоте.

– Это, разумеется, поднимает его цену, – оживился Фрасиклид.

Сосий усмехнулся:

– Моему господину нужны работники в штольни, а не счетоводы. Он платит за мускулы и крепкую спину.

Леша вздрогнул и умоляюще посмотрел на Тофона. Тот с любопытством рассматривал его.

– Возможно, этот юноша и умеет считать, но его варварское умение для меня бесполезно.

– Господин, я научусь! Гораздо легче научиться считать на другом языке, чем просто считать!

– Гораздо легче научиться молчать, а не говорить глупости и не обманывать честных людей, – тихо сказал Сосий, и в его голосе послышалась еле сдерживаемая злость. – Ничего, у моего хозяина рабы быстро этому учатся.

Повисло молчание.

– Семь мин, – сказал, наконец, Фрасиклид.

Сосий отрицательно покачал головой. Тофон присоединился к нему.

– За семь мин я куплю вон тех двух карийцев, – пренебрежительно бросил Сосий, махнув рукой в сторону двух босоногих исхудавших черноволосых подростков, сидевших на корточках в тени портика.

– А я за семь мин куплю кого-нибудь с Фессалии или Халкидики, кто умеет считать и говорить, не коверкая слова.

Никомед сочувствующе посмотрел на Лешу, потом по очереди взглянул на Сосия и Тофона.

– Уважаемый Тофон. Я видел много рабов и могу отличить того, который станет хорошим и расторопным слугой, кого не страшно ввести в свой дом и кому можно доверить свое имущество. Из этого раба выйдет толк, особенно если его немного подучить. Я сразу заприметил это.  Именно поэтому я поручил мальчику учить этого варвара языку эллинов. Он как податливая глина. Вы можете оставить эту глину в яме среди прочей грязи или вылепить из нее великолепную амфору…

– Хорошо, – Тофон задумчиво провел рукой по аккуратно стриженной седой бородке, потом поправил сползший гиматий. – Шесть мин!

Никомед и Фрасиклид переглянулись. Фрасиклид бросил взгляд на Сосия. Фракиец безразлично пожал плечами и отвернулся.

– Договорились, господин. Шесть мин за северного варвара, – быстро сказал Никомед.

– Поздравляю, уважаемый Тофон! Этот раб – очень удачная покупка, – улыбнулся Фрасиклид.

– Надеюсь,  – кивнул Тофон. – Встретимся завтра на агоре, когда она полна народа, и заверим сделку, а сейчас мне пора.

Леша с легким удивлением ждал, что собеседники уточнят время встречи, но, видимо, сказанного было вполне достаточно.

– Конечно, – с почтением промолвил молодой человек и повернулся к Алексею:

– Тебе повезло, Алексиус. Это твой новый господин, будь послушен и исполнителен, и с тобой будут обращаться хорошо.

Леша благодарно кивнул и попытался улыбнуться, но напряжение не отпускало его. Он выжидающе посмотрел на Тофона.

– Следуй за мной, – сказал эллин. Затем поманил сидящего в отдалении на корточках слугу: – Тимокл! Иди сюда. Это мой новый раб – Алексус. Присматривай за ним.

Тимокл изучающе оглядел Алексея:

– Ну и огромный же этот варвар, господин. На него еды не напасешься, клянусь Афиной! Да и глупый наверняка, что твой глиняный горшок, как все варвары…

Тофон тяжело вздохнул:

– Эх, давно ты не знакомился с палкой, Тимокл! Слишком уж дерзок стал… – затем он повернулся и пошел вверх по улице.

 

3

 

Пыльная дорога медленно поднималась в гору. Редкая тень от одиноких платанов и кипарисов совершенно не спасала от зноя, но солнце уже клонилось к закату. Унылые стены вдоль дороги тоже были недостаточно высоки, чтобы их тень давала путникам спасительную прохладу. Особой мукой было отсутствие обуви. С тех пор как Леша потерял свое снаряжение и обувь, ему еще не доводилось делать таких больших пеших переходов, а он не привык ходить босиком. Ступни сбились об острые дорожные камни, и Леша хромал на обе ноги, с трудом выдерживая заданный темп.

Уже больше часа путники брели от Пирея в сторону Афин. Тофон бодро вышагивал впереди, не обращая внимания на пыль и солнечный зной, Леша с уважением и легкой завистью смотрел ему в спину. Тимокл, напротив, кряхтел и причитал, хотя на вид был гораздо моложе своего господина. Дорога была очень оживленная. Постоянно попадались навстречу афиняне, с которыми Тофон уважительно раскланивался и обменивался приветствиями. Пару раз он даже садился с хорошими знакомыми в тенечке и неторопливо беседовал. Пользуясь этими остановками, Тимокл падал на пыльную придорожную траву и, шумно сопя, лежал без движения, всем своим видом подчеркивая неимоверную усталость и изнеможение. Алексей же садился поближе к новому хозяину и, растирая горящие ступни, вслушивался разговор. По долетавшим обрывкам речи он понял, что Тофон со знакомыми обсуждают в основном городские дела и сплетни, но суть беседы уловить не мог.

На очередном привале Леша не выдержал и обратился к Тимоклу:

– Уважаемый Тимокл, будь любезен, поведай мне о своем господине и о его семье. Где я буду теперь жить?

– Ээ! Да ты говоришь на греческом? – изумился Тимокл.

– Да, я выучил язык по пути в Афины.

– Хм… Видать, ты не так глуп, как кажешься на первый взгляд…

Леша натянуто улыбнулся и попытался перевести разговор в другое русло:

– Возможно, но мне, разумеется, далеко до тебя, мудрый Тимокл.

Расплывшись в самодовольной улыбке, раб кивнул:

– О, да! Наш господин очень уважает меня и всегда со мной советуется. Поэтому все в доме слушаются Тимокла. Господин всегда берет меня с собой, как сегодня… – Тимокл явно увлекся, и его понесло. – Кстати, ведь это я посоветовал господину купить тебя, так что ты весьма обязан мне. Ибо наш господин – добрейший человек, и это счастье для тебя, что ты стал его рабом по моему совету!

Леше стало противно. Но ему нужно было побольше узнать, поэтому он пересилил себя и почтительно закивал:

– Спасибо, мудрый Тимокл. Я, как смогу, отблагодарю тебя за доброту. Может, ты не сочтешь за труд и расскажешь мне о нашем господине?

В течение следующего часа Алексей выслушал огромное количество сплетен, слухов и домыслов, узнал всю подноготную Тофона, его родственников, друзей, рабов и рабов его друзей. Он услышал множество «занятных» историй, подчеркивающих мудрость Тимокла и глупость всех остальных. Узнал, как другой раб Тофона, Эвтин, чуть не спалил дом, заснув у очага, как повариха Антимона обварила кипятком руку, как он, Тимокл, наябедничал на молодого племянника Тофона, что тот ходит к дочери зеленщицы из метеков. Последняя история особенно поразила Алексея. Насколько он понял этого болтуна, раб шантажировал молодого человека и вытянул с него несколько мелких монет – оболов, которые благополучно пропил, а когда тот отказался давать деньги, рассказал все его отцу – брату Тофона, за что получил еще немного.  Подобные истории внушили Алексею осторожный оптимизм в отношении положения рабов и его возможных перспектив.

Скоро Алексей представлял общую картину жизни и взаимоотношений в семье Тофона. Уважаемый и богатый эллин из старого аристократического рода. Более сотни рабов, дом рядом с агорой, есть большое поместье недалеко от Алопеса на берегу Илисса в пригороде Афин и еще одно поместье рядом с поселком Ороп. Жена умерла от горячки лет десять назад. Единственный ребенок – дочь Пандора. Своенравную дочь любит и балует сверх необходимости. Видимо, боится остаться на старости лет в одиночестве и отдавать замуж не торопится, хотя дом постоянно посещают сваты. Образован, умен и справедлив, но, по мнению раба, совершенно не практичен. Его легко обмануть и обокрасть, чем большинство домашних рабов и промышляют в промежутках между попытками увильнуть от возложенных на них обязанностей.

– Скажи, почему у его дочери такое необычное имя – Пандора? Разве не так звали женщину, которая открыла шкатулку, содержащую все несчастья человеческого рода? – прервал Алексей очередную хвастливую историю Тимокла.

Раб задумчиво почесал подбородок и сплюнул в придорожную траву:

– Шкатулку? Не понимаю, о чем ты говоришь. Пандорой звали дочь царя Эрихтея. Она принесла себя в жертву ради спасения Афин! Хотя, кажется, была еще какая-то Пандора… Эх, сколько их было… Разве всех упомнишь. И все всем одаренные… – Тимокл оскалил свои гнилые пожелтевшие зубы и хрипло загоготал. – Но наша-то не из таких! Никакого почитания и благородства! Особенно после обряда.

– Обряда?

– Несколько лет назад забрали ее жрицы в услужение. Год ее дома не было. Так хорошо было… – Тимокл мечтательно зачмокал губами. – Тихо, спокойно… Я уж надеялся, что так и останется при храме. Но нет! Вернулась. И теперь шибко умная: все сама знает, то ей не так, это не эдак, житья от нее нет! Вздорная и чересчур любопытная девчонка! Не пристало благородной афинской девушке на выданье вести себя подобным образом! Сидела бы себе в гинекее, на женской половине дома, да занималась хозяйством, так нет же, знает, что хозяин в ней души не чает, и везде сует свой нос. Не дает никому спокойно заниматься своим делом!

«Ага, не дает тащить все, что плохо лежит, и бездельничать!» – сообразил Леша, скорчив гримасу сочувствия и кивая.

Дорога поднималась все выше. Леша оглянулся назад, вглядываясь в серо-голубую полосу моря на горизонте. Обзор впереди загораживала возвышенность, и он с нетерпением ждал, когда наконец из-за холма появится знаменитый афинский акрополь.

Вдалеке что-то блеснуло. Удивленный Алексей коснулся Тимокла и спросил:

– Что это?

Раб самодовольно ухмыльнулся и снисходительно сказал:

– Это блестит на солнце шлем Афины Воительницы! Он из чистого золота, – напыщенно добавил раб.

Леша прищурился, всматриваясь вдаль: и точно, из-за приближающейся стены показался холм, плотно застроенный белоснежными постройками. На вершине холма угадывался гигантский величественный силуэт, сверкающий на солнце золотыми украшениями. Алексей понял, что это и есть статуя, про которую говорил Тимокл.

Лешино сердце гулко застучало, по спине пробежал холодок. Неужели все это происходит в реальности? Древние Афины: новая точка отсчета. Наконец-то он достиг сердца древнего мира. Пора начинать его миссию.

Глава 5

читать далее
Предыдущая глава

Тяжело писать в пустоту... Буду очень благодарен вашим комментариям

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Лара Чайка

Благодарю за приятные моменты, которые получила во время чтения! Масса удовольствия!Такое ощущение,что нахожусь рядом с героем.. Сюжет полностью затягивает и не отпускает…. Написано так,что представляю все до мельчайших деталей…Как будто я тоже там… после чтения все время возвращаюсь к сюжету ….Спасибо большое !!!! Очень жду продолжения, чтобы снова туда окунуться!

Antonina Garunov Evseeva

Захватывает

Влад Залунин

Неплохо, хороший стиль, живо и увлекательно!

Iruna Martchenko

Заинтриговало…жду продолжения

василий ануфриев

Спасибо! Читается легко… Дозировка очень жаль невелика ( так и хочется перестать по чуть читать, к потом залпом всю книгу сразу.

Светлана Калашникова

Прочла на одном дыхании… очень интересно…

Олена Іванова Сендецька

Мне очень нравиться, я б купила книгу

Андрей Макаров

Написано занимательно,мне нравится, но 1001 роман про «попаденцев». Неужели нельзя придумать сюжет пооригинальнее.

Екатерина Дудкина

Спасибо, очень интересно! Ждём новые главы…

Ael

Теперь я каждую неделю в предвкушении новой главы! Очень захватывает. ВКУСНО читать! Интересно. Лёгкий и приятный слог. Браво!👍❤

Нравится творчество автора? Подпишитесь на обновления

Яндекс.Метрика