AlexKimen.ru
Последний рассвет
Последний рассвет

Последний рассвет

Рассказ-приквел к роману «Рождение Богов»

Художественная реконструкция составлена по материалам дешифровки информации с объекта: инв. № АК-3475243 («желтый ящик»). Обнаружен третьей солнечной экспедицией в точке L1 системы Солнце – Меркурий 21 мая 2032 г.

Получена по системе СубМежКона 12 мунихиона 2807 г. Подтверждено в кластере реальностей ЗС-122-68-584+/-А3546, вероятность 97,4557% в центральном сегменте.

Для организаций и заинтересованных лиц – точка бифуркации: 35262. Парадигма смещения: ЭМ345. Для индивидуального расчета смещения перейдите по ссылке www.multiworldselect.org/12/10/2827/354 (промокод: РБ2020)

 

Примечание переводчика: имена, должности, названия и единицы времени приведены к стандарту центрального кластера.

 

Герои:

1)    Делион – командор эскадры.

2)    Стелон – штурман-навигатор (лейтенант).

3)    Келен – кибернетик (лейтенант).

4)    Ликма – специалист по наружному контролю и связи (младший лейтенант).

5)    Филин – искусственный интеллект (искин) #1.

6)    Толан – искин #2.

7)    Пантор (сын Делиона) – капитан эсминца «Стремительный».

8)    Селина – жена Делиона. Руководитель госпиталя на Иноке.

9)    Рияма – девушка Пантора.

Деоз – родная планета Делиона.

Инок – планета, где располагалась база эскадры Делиона.       

Шазел  – ругательство.

 

1

Сквозь сон Делион всем телом почувствовал легкий толчок. Еле ощутимое сотрясение, даже дрожь. Но на линейных кораблях такого не должно быть. Он отбросил одеяло и резко сел. В этот момент раздался сигнал боевой тревоги. По каюте забегали тревожные синие всполохи, зуммер издал ряд пронзительных трелей.

 – Шазел! – прошипел Делион сквозь зубы и потянулся к коммуникатору. Бросил взгляд на контрольный монитор и обомлел. За бортом расцветал огненный цветок. Раскрывался, разворачивался, заливая обзорный экран пронзительным холодным огнем.

Всемогущие Браны! Его окатило волной холодного липкого страха. Нельзя позволить этому чувству подчинить разум.

– Мостик, отчет! – прохрипел Делион, торопливо натягивая мундир.

 – Стандартное время – пять двадцать семь. Атакованы врагом. Повреждений… не зафиксировано… – в голосе оператора послышалась растерянность.

Командор скривился и подошел к двери, вслушиваясь в торопливый доклад дежурного офицера:

– Щиты – норма. Активность – двадцать семь процентов. Выход на полный режим через восемьдесят секунд.

– Оружие – норма. Готовность главного калибра – двести пятьдесят пять секунд…

Делион торопливо шел по коридору, застегивая на ходу петлицы.

– Энергетика – норма. Активность – семьдесят три процента. Выход на полный режим через сто одиннадцать секунд…

Командор отдал честь пробегавшему мимо технику и притормозил перед торопливо распахнувшейся гермостворкой.

– Командор на мостике!

– Вольно! Продолжать отчет!

Делион подошел к капитанскому креслу, провожаемый десятком встревоженных глаз. Привычно стукнул четыре раза по серому пластику приборной панели и сел, дожидаясь тихого щелчка страховочных ремней.

– Лейтенант Стелон, вахту сдал!

– Командор Делион, вахту принял.

– Экипаж на боевых постах!

– Энергия ­– сто процентов.

– Щиты – сто процентов!

– Главный калибр через сто двадцать секунд!

– Что происходит, Кан? – Делион повернулся к аналитику.

– Зафиксирована аномальная флуктуация квантовой пены. Азимут исходной точки – двадцать восемь. Возвышение – пятьдесят семь. Дальность – восемьсот пятьдесят единиц…

Делион, вполуха слушая сбивчивый доклад, невольно покосился на гигантскую поверхность тактического экрана, по которому стремительно расплывалось слепящее огненное зарево, укутывающее эскадру непроницаемой белесой пеленой.

– …запустило каскадную реакцию образования виртуальных частиц… – продолжал бубнить аналитик.

Командор раздраженно махнул рукой, обрывая неуместную лекцию по квантовой физике – иногда Кана невозможно было заткнуть.

– Связь? – раздраженно прорычал Делион.

– Блокирована по всему диапазону ЭМ-излучения.

– Движение?

– Только после падения напряженности квантового поля до пяти грэг.

– Прогноз?

– Прогноз искина: восстановление связи через десять минут, – прокомментировал кибернетик. – Движения – через пятнадцать.

Делион облегченно вздохнул. Десять-пятнадцать минут – приемлемый срок. Без сомнения, это диверсия с целью нарушить коммуникации эскадры, но десять минут – совершенно не то время, за которое реально открыть гиперпространственный вход и развернуть боевое соединение, способное им противостоять. Но в любом случае нужно как можно быстрее вычислить мерзавцев, устроивших эту пакость.

– Наружный контроль? – бросил Делион.

– Слишком шумно… – покачала головой Ликма. – Разобрать что-то в ЭМ диапазоне невозможно… Мы как в молоке.

– А гравики? – встрял в разговор Кан.

Ликма склонилась над монитором и удивленно хмыкнула. Ее пальцы забегали по контрольной панели.

– Странно… – сказала она вполголоса. – Ничего…

– Эскадру видишь? – нетерпеливо переспросил аналитик.

– Ээ… не могу разобрать… Что-то есть, но как-то неотчетливо.

Делион перехватил встревоженный взгляд Кана и нахмурился.

Аналитик повернулся к кибернетику:

– Актуальный прогноз искина?

Келен взглянул на экран, и его глаза округлились:

– Двенадцать минут… – растерянно мигнул он. – Но ведь только что было десять!

– Филин, на общую! – приказал Делион, чувствуя нехороший холодок в груди, и переглянулся с Каном.

– Слушаю, командор, – разнесся по рубке дружелюбный голос искина.

– Что с гравитометрами? Почему наружный контроль ничего не видит?

– Недостаток данных. С вероятностью семьдесят семь процентов это результат воздействия квантовой флуктуации… Четырнадцать процентов – вероятность неисправных датчиков, девятнадцать – влияние неизвестного фактора.

– Влияние квантовой пены на гривики? – недоверчиво переспросил Кан.

У Делиона сжалось сердце. Этого не может быть! Верный и надежный Филин… Сколько дней возились они с Келеном, оттачивая логику и настраивая характер искина… Но факты говорили сами за себя, а время стремительно убегало. Он смачно выругался и обменялся взглядами с аналитиком, потом хмуро глянул на Келена.

Кибернетик стиснул зубы и тяжело вздохнул, затем сковырнул пломбу со встроенного в столешницу сейфа и сорвал с шеи ключ. Следивший за его действиями инженер коротко ругнулся и, развернувшись в кресле, распечатал спецщиток.

Келен дрожащими руками вскрыл пакет и вопросительно глянул на командора.

– Первый и второй инфоколодец, – хрипло прокомментировал инженер, – инфомагистраль В и С.

– Пожарные наряды! Готовность по расписанию. Инфомагистраль В и С. Инфоколодец один и два.

Делион сжал кулаки на удачу и дал отмашку кибернетику.

– Проверка целостности ядра, – нервно сглотнув, запустил процедуру кибернетик и взглянул на листок. – Альфа. Синий. Омен. Двадцать пять…

По центральному монитору пробежала рябь. Все динамики в рубке разом издали пронзительный вопль. Кан вскрикнул. Ликма прижала ладони к ушам, но рука инженера уже лежала на тумблерах спецщитка.

Корабль тряхнуло. Моргнул свет, и рубка заполнилась тревожными всполохами и воем аварийной сирены. Ощутимо запахло гарью. Запели компрессоры, стремительно обновляя воздух рубки.

На мостик посыпались отчеты пожарных расчетов:

– Расчет восемь. Инфомагистраль В уничтожена. Пожар локализован.

– Одиннадцатый расчет. Инфомагистраль С уничтожена. Возгорание ликвидировано.

Кибернетик, прикусив губу, смотрел в одну точку.

– Очень жаль… – прошептал Кан. – Филин был хорошим другом…

– Но как? Как!? – взорвался Келен. – Как они смогли заразить его?

– Отставить разговоры! – прошипел Делион. – Келен, вам что, нечем заняться?!

Кибернетик сник:

– Прошу разрешение на расконсервацию седьмого инфоколодца. И на снятие карантина с пятого.

– Добро!

– Командор, гравики переведены на аналоговый! – доложила Ликма.

– Отлично! Что-то видно?

– Да, но без искина доступна лишь базовая информация.

– Келен, что с искином?

– Полная загрузка через восемь минут.

Делион опять выругался. Который раз за сегодня! Время, драгоценное, невосполнимое время, утекало сквозь пальцы. С каждой секундой их шансы таяли.

– Прогноз по связи и движению? – повернувшись к Кану, спросил командор без особой надежды.

Аналитик что-то торопливо писал на бумаге. На бумаге! Где он умудрился ее найти? Шевеля губами, Кан предостерегающе поднял руку. Похоже, ему нужно было закончить расчет.

В академии Делиона всегда бесило, когда их заставляли делать расчеты вручную. Зачем? Ведь любой искин проведет расчет в миллиард раз быстрее и эффективнее. В душе командор презирал умников. Но сейчас он сам отчетливо осознал то, что тысячи раз бездумно повторял пустоголовым курсантам: инструкции написаны кровью и все умения должны быть доведены до автоматизма.

Наконец Кан закончил расчет:

– Полагаю, не меньше чем через час.

– Всемогущие Браны!..

– Командор! – прервала его Ликма. – Гравитационное возмущение! Азимут – сто пятьдесят шесть, возвышение – минус семьдесят три. Дистанция – три тысячи единиц.

Делион понимал, что без искина отчетливо идентифицировать источник возмущения невозможно. Но все и так было ясно. Сепры нанесли удар. Такой долгожданный и такой неожиданный. Еще пару лет… или хотя бы год – и Орден был бы готов к войне. Но… Даже здесь, на Иноке, где базировалась эскадра, прикрывающая целый сектор, станция планетарной обороны еще не введена в строй. А что говорить про другие планеты?

Война… Ее неизбежность медленно проникала в его сознание. Тысячи звездных систем, десятки, сотни миллиардов живых существ… Все это будет брошено в ее ненасытную пасть. А война чавкнет, сглотнет и потребует добавки.

Итак… Связи с остальными кораблями в ЭМ диапазоне нет. Ну что ж, попробуем другой фокус.

– Внимание, экипаж! Приготовиться к колебаниям гравитационного вектора!

Келен издал протяжный стон.

– Шазел! Я только позавтракал… – проворчал себе под нос аналитик.

Теперь настал черед Ликмы распечатывать личный сейф. Делион вспомнил о своем, и у него перехватило дыхание.

Ликма открыла журнал позывных и положила руку на ключ-выключатель. Командора накрыло волной тошнотворных судорог. Вестибулярный аппарат отозвался чередой пронзительных уколов, перемежаемых с приступами тошноты. Делион подтянул ремень безопасности, вжимаясь в кресло. Потом взглянул на персональный экран, куда Ликма продублировала информацию с аналоговых датчиков гравитационного поля. Расплывчатые молочные точки на мониторе начали пульсировать в ответ на запрос флагмана. Оружейник торопливо вешал идентификационные метки.

Вот отозвался крейсер «Зиран». Вот подмигнул «Неустрашимый». Наконец появилась метка «Стремительного». В груди у командора потеплело. Капитан Пантор, его сын, никогда его не подводил.

– Командор! Неопознанная цель!

На самом краю экрана белая хаотично пульсирующая точка окрасилась в красный.

– Главный калибр – к бою! Команда по всем кораблям эскадры: «Делай как я»!

Снова серия стремительных коротких тошнотворных всплесков.

– Прогноз эффективности главного калибра? – повернулся командор к аналитику.

Кан опять схватил карандаш.

– Повторный запрос свой-чужой! – решил подстраховаться Делион.

Ликма вгляделась в кодовый журнал:

– Отрицательно, – процедила сквозь зубы.

— Вот они, сволочи… – прошептал Делион.

И все же он не мог не восхититься дерзостью и самоубийственной отвагой этого крошечного корабля. Командор отчетливо понимал, что стояло за этим безумным штормом квантовой пены, ослепившим и обездвижившим эскадру. Чтобы диверсанта не засекли раньше времени, вражеский корабль должен был вынырнуть за несколько световых часов от Инока, навестись на планету, отключить все щиты и долгие недели безмолвно ползти на субсветовой лишь для того, чтобы в нужный момент принять неотвратимую смерть. Эти ублюдки были готовы обменять свои жизни на несколько драгоценных минут тактического преимущества для своего флота. Но они знали, на что идут…

– Главный калибр…

– Готов!

– Кан, что с прогнозом?

– Падение эффективности из-за помех на такой дистанции составит порядка шестидесяти процентов.

– Ничего. Этим мерзавцам хватит… Залп!

Корпус линкора дрогнул… А может, Делиону лишь показалось.

Пульсирующая красная точка исчезла с экрана.

– Цель уничтожена!

– Искин два прошел контроль целостности ядра! – отчеканил Келен.

– Добро!

В то же мгновение мигнул контрольный монитор, и размытое грубое изображение заменилось привычным строгим узором сводных таблиц и боевых карт. Метки кораблей эскадры запестрели тактической информацией. Лишь в статусе «Зирана» все так же горел желтый индикатор аналоговой связи. Похоже, вирус поразил не только искин флагмана. Но как? Как сепры умудрились сделать подобное? Немыслимо…

– Искин, на общую!

– Слушаю, командор!

– Как тебя зовут?

– Толан.

– Добро пожаловать на борт, Толан!

– Спасибо, командор. Буду рад работать с вами.

– Прогноз по связи и движению?

– Расчетное время открытия связи – сорок три минуты. Маневрирование с ускорением не более одной единицы – через пять минут. Движение с ускорением не более трех единиц – через тридцать минут. Полный ход – через пятьдесят.

Делион одобрительно кивнул. По крайней мере, эскадра успеет перегруппироваться.

– Тактическая обстановка?

– Зафиксирован противник. Дальность – две тысячи девятьсот сорок единиц. Прогноз боевого контакта – тридцать семь минут.

– Силы?

– С вероятностью семьдесят шесть процентов – шестой флот оперативного соединения Дельта Сеприанской Империи.

Лицо Делиона окаменело. Он понимал, что это значит. Впрочем, как и любой на корабле.

Толан продолжал доклад:

– …фиксируются гравитационные сигнатуры: три линейных корабля, пять крейсеров, двадцать эсминцев и корабли сопровождения. Уточненные данные – по мере восстановления доступности ЭМ диапазона.

– Связь с Иноком?

– Сорок две минуты до открытия связи…

– Шазел! Но они-то нас видят?

– ЭМ диапазон блокирован, – невозмутимо прокомментировал Толан. – Вероятность, что искин Инока корректно дешифрует колебания нашего гравитационного поля, – девяносто девять процентов.

– Передай им приказ готовиться к эвакуации!

Командора накрыло новой волной. Но теперь это была лишь короткая яростная дрожь, а не ухабистые провалы аналоговой связи.

Пора действовать. Конечно, после стабилизации тактической ситуации следует в первую очередь вскрыть пакет с оперативным планом на случай вторжения. Но у Делиона не было сомнений в том, какой приказ он получит из Центрального штаба.

Удержать планету при атаке таких сил невозможно. Сколько сейчас на Иноке гражданских? Кажется, около двух тысяч. Командор прикинул вместимость кораблей эскадры… Что ж… Расклад понятен… Он хмуро обвел взглядом напряженные лица своих боевых товарищей. Жаль, что они успеют сделать так мало… Но другого выхода спасти гражданских нет. Точнее, невозможно даже помыслить об альтернативе.

Что там с «Зираном»? Делион взглянул на окрасившийся зеленым огонек на экране. Отлично! Искин крейсера тоже в строю.

– Приказ всем легким кораблям эскадры подготовиться к эвакуации с планеты. Мы с «Зираном» – прикрываем…

На мгновение рубку окутало могильной тишиной. Все отлично понимали, что значит этот самоубийственный приказ. Но так у легких кораблей появится шанс спасти персонал базы… И спастись самим.

Делион сжал подлокотник кресла. Лишь бы Пантор смог спасти Селину! Командор был уверен, что сын не подведет его… в последний раз.

Линкор опять накрыла дрожь колебаний гравивектора. Через несколько минут корабли эскадры смогут начать маневрировать. Осталось вскрыть сейф командора и удостовериться, что он отдал верный приказ…

 

2

Дверь каюты распахнулась, и Делион стремительно вошел в холл. С фоторамки улыбнулась Селина. Командор на мгновение замер, вглядываясь в семейный портрет. И невольно улыбнулся: какими молодыми и счастливыми они были, когда родился Пантор. Казалось, это было совсем недавно… Тогда Делион командовал эсминцем. Трудно поверить, что теперь этот карапуз с портрета сам стал капитаном…

Делион подошел к сейфу, запустил биоидентификацию и снял с шеи ключ. Сейф тихонько пискнул. На мгновение у Делиона перехватило дыхание. Вдруг он ошибся с приказом? Нет. Этого не может быть! Какой еще приказ может дать генеральный штаб эскадре, находящейся на границе сектора?

Дрожащей рукой он распечатал конверт и, подслеповато щурясь, вчитался в мелкий текст. Замер. Сглотнул внезапно вставший в горле комок. И стиснул кулаки, пытаясь унять охватившую его дрожь. Проклятье! Командор сжал зубы и еще раз перечитал приказ… Проверил голограмму, печать, пересчитал контрольную цифру… Нет… Это не ошибка… Всемогущие Браны!

Его рука безвольно опустилась, сжимая в руке листок пластика, уже начавший чернеть. Мгновенная, неподобающая командору слабость охватила все его существо. «Пантор… Пантор…» – безнадежно прошептал Делион и опустил голову на грудь. Но времени на сантименты уже не оставалось. Делион стряхнул на пол пепел, в который рассыпался приказ генштаба и нажал кнопку.

– Мостик, говорит командор!

– Слушаю!

– Отмена приказа по легким кораблям!

Секундная пауза.

– Есть отмена приказа по легким кораблям эскадры.

Делион замер, ища нужную формулировку. Поступить в точности с приказом Центрального штаба и отдать Инок сепрам было выше его сил. Но эскадра обязана выполнить боевую задачу, а без линкора это сделать невозможно. Значит, малые корабли обречены… Командор прикинул вместимость линкора и резерв систем жизнеобеспечения. Две тысячи гражданских – это почти предел. Но несколько дней можно выдержать.

– Приказ по всем кораблям эскадры… Прикрывать флагман! Флагману – приготовиться к эвакуации с Инока! – отчеканил Делион и услышал дрогнувший голос Ликмы, подтвердившей получение приказа.

 

3

Линкор раз за разом вздрагивал, когда главный калибр выплевывал очередную порцию плазмы. Но целей было слишком много.

Одна за другой гасли на экране зеленые точки. Вот вздрогнул и раскололся пополам «Неустрашимый». Вот «Певец», отработав термоядерный боекомплект, включил маршевые и в последний миг сумел-таки довернуть и протаранить рубку вражеского линкора.

 – Связь с базой!

На экране появилась Селина. Изображение рябило и рассыпалось на пиксели. Искину приходилось вылавливать каждый бит информации в море наведенных помех.

У Делиона заныло в груди.

– Селина! – невольно выкрикнул командор. – Почему ты не в транспорте?

Она грустно улыбнулась:

– Командор, эвакуация продолжается. Мы отстаем от графика… Стартовала предпоследняя волна.

Делион на мгновение прикрыл глаза, пытаясь совладать с чувствами.

– Сел… Начальник госпиталя, по инструкции вы должны быть в первой группе!

Она устало поправила выбившуюся прядь:

– Все дети и гражданский персонал эвакуированы…

– Командор! Транспортники на подходе. Открытие поля через семьдесят секунд, – вмешался оружейник.

– Добро!

Именно в этот момент «Зиран», ощетинившийся лазерными выстрелами, вспучился и превратился в ослепительный огненный шар. Еще несколько минут, и истребители сепров прорвут последний рубеж, который из последних сил удерживал «Стремительный».

Делион бросил взгляд на тактический монитор, и его сердце болезненно сжалось. Все! Нужно уходить прямо сейчас. Селина поймала его взгляд и грустно улыбнулась. Командор уронил голову на грудь.

Неожиданно линкор вздрогнул. Экран моргнул, и лицо Селины исчезло.

– Попадание! Второй отсек.

Экраны полыхнули красно-желтыми огнями. Искин стремительно разворачивал программу реанимационного цикла.

– Поврежден второй блок главного калибра!

– Разгерметизация!

– Пожар на транспортной магистрали С3!

Проклятые сепры даже не дали ему шанс на прощание…

– Пожар в С3 локализован!

– Командор! — Кан смотрел на него через плечо. – Командор! – требовательно повторил он. – Инок…

– Сколько на планете осталось наших?

– Сто пятьдесят семь… Мы не можем допустить… – Кан ждал.

– Выполняйте… – Делион повернулся к оружейнику, тот слушал отчет искина:

– Командор, сепры ловят окна. В нас попали, когда мы сняли поле для прохода транспортников.

– Сто пятьдесят семь носителей… – многозначительно произнес Кан. – И ресурсы…

– Что с главным калибром?

– Осталось тридцать процентов.

– Этого хватит, чтобы уничтожить Инок?

– Впритык!

Командор замер. Пропустить еще одно попадание и с высокой вероятностью потерять главный калибр или подарить сепрам Инок и увеличить их армию на сто пятьдесят семь бойцов. Селина… Он представил ее стройное, такое родное и красивое тело, которое станет домом для сепринаского сембиота, и почувствовал тошноту. Что ж, выбор ясен…

– Готовность по моей команде… – выдавил Делион.

– Запрос связи со «Стремительного»! – крикнула Ликма.

– Выводи.

В мелькающей мути помех появилось лицо Пантора.

– Командор!

При виде сына у Делиона сжалось сердце.

– Капитан Пантор?

– Мы теряем мощность, командор! Максимум две минуты. Уходите. Сейчас!

– Пантор!

– Я люблю тебя, отец!..

– Разрыв связи.

– Главный калибр сконфигурирован на Инок!

– Огонь… – прошептал Делион и закрыл глаза.

В этот момент линкор содрогнулся, пропустив удар, и сразу рубку разорвал рев сирены.

– Попадание! Пятый отсек!

– Пожар в магистралях В3 и В4!

– Цель уничтожена!

– Главный калибр выведен из строя!

– Они снова поймали наше окно… – сухо прокомментировал Кан.

– Всем аварийным командам оставаться на местах! – Делион взял себя в руки. – Ликвидация повреждений – после перехода в гипер! Стелон, начинайте разгон…

 

4

Делион сидел в своей каюте вместе с аналитиком, остекленевшим взглядом всматриваясь в россыпь звездных карт на мониторе. Искин услужливо раскрывал перед ними альтернативные маршруты. Почти две тысячи гражданских на борту… Нужно было срочно решать этот вопрос, но командор никак не мог собраться с мыслями. Перед глазами все еще стояли Селина и Пантор… А кроме того, у него был приказ Центрального штаба…

К счастью, этот сектор малоизвестен сепрам. Долгие годы он был закрыт на карантин. Лишь база на Иноке была крошечным форпостом в этой области пространства. Теперь-то Пантор понял, зачем был нужен карантин. Планета четвертого уровня, да еще рядом с такой удобной точкой перехода…

Делион вывел на экран отчет этнографической экспедиции: одна обитаемая планета, восемь миллиардов живых существ. Это значит, восемь миллиардов носителей для кибернетических симбиотов плюс инфрастурктура и ресурсы планеты четвертого уровня, а еще точка перехода. Да… Такой подарок сепрам однозначно сместил бы баланс сил в этом секторе. Но если сембиоты не знают об этой планете, быстро найти ее они не смогут…

– Что с главным калибром? – устало спросил командор.

– Для ремонта требуется верфь… – с вздохнул Кан.

Делион похолодел: неужели все жертвы были напрасны и приказ штаба выполнить невозможно?

– Кан, – холодно сказал командор, – нам нужно нейтрализовать эту систему… Есть варианты?

Аналитик задумчиво почесал макушку:

– Недавно я читал исследование об альтернативном использовании дзета-излучателей. При выходе на форсированный режим получается образование связки нейтрино…

Делион перебил его:

– Лейтенант, давайте конкретно!

– Извините, командор… В общем, есть информация, что дзета-излучатели в форсированном режиме способны… Как бы попроще… Способны замедлять термоядерный синтез в звезде.

– В звезде? – недоверчиво переспросил Делион.

– Ну не в любой, разумеется. Какие параметры нашей цели?

– Толан?

– Желтый карлик G2.

– Что скажешь про дзета-излучатель?

– Хорошая идея, командор. Вне логики искинов моего класса.

– Какой прогноз?

– Оценочное время критической дестабилизации целевого объекта при использовании форсированного режима дзета-излучателя – тридцать пять суток и восемнадцать часов.

– Тридцать пять суток!

Кан и Делион переглянулись.

– Если сепры знают про эту систему… – начал Кан, но Делион оборвал его.

– Толан, если у сепров нет информации о системе, какой прогноз по срокам ее обнаружения?

– Сорок восемь дней. Стандартное отклонение – одиннадцать суток…

Делион задумчиво потер лоб:

– Получается, вероятность, что мы успеем, шестьдесят восемь процентов?

– Почти восемьдесят четыре, – деликатно поправил его аналитик.

– Почему? Ааа… Ну да… – Делион невесело усмехнулся. – Ну что, на такие шансы можно ловить…

– Да, командор! – Кан поднялся. – Разрешите идти?

– Идите. Надеюсь, вы понимаете, что информация секретна?

– Конечно.

Аналитик направился к выходу. В дверях он чуть не столкнулся с молодой девушкой. Кан никогда не видел ее прежде. Наверное, из гражданского персонала Инока. Какая красивая! Досадно, что в его жизни никогда не было таких, а теперь уже никогда и не будет.

– Позвольте?..

Делион взглянул на гостью и встал с кресла.

– Меня зовут Рияма, командор… – робко представилась она. – Я хирург… Была хирургом на Иноке…

Он вздохнул, глядя сквозь нее. Ну сколько можно? Все чего-то от него хотят! Почему его не могут оставить в покое?! Ему так нужно побыть наедине со своей болью. Хотя бы недолго… Но должность лишила его даже права вспомнить сына и жену.

– Присаживайтесь… – Делион указал на кушетку для посетителей.

Девушка замялась.

Командор устало потер висок:

– Слушаю вас?

– Я… Мы встречались с вашим сыном… капитаном Пантором…

Делион вздрогнул и поднял на девушку глаза, полные боли.

Она больше не могла изображать спокойствие. По щекам текли слезы.

Делион встал и на негнущихся ногах подошел к ней. Сел рядом на кушетку. Неловко коснулся тонкой руки. Рияма упала ему на плечо, вздрагивая всем телом.

Она рыдала, а Делион сидел рядом не в силах пошевелиться. Рукав мундира стал мокрым и горячим.

– Командор… – выдавила Рияма сквозь слезы. – Я хотела… Я должна вам сказать…

У Делиона перехватило дыхание.

– У меня… У нас с Пантором… будет ребенок. Сын…

Сын Пантора! Его внук! У Делиона закружилась голова.

– Рияма… Девочка моя… – его голос дрогнул. Он сжал девушку в объятиях.

Они долго сидели, прижавшись друг к другу и не говоря ни слова. Лишь портрет улыбающегося Пантора смотрел на них со стены.

Наконец Рияма поднялась:

– Извините, командор… Вам и так сейчас непросто…

Делион не мог найти слов.

– Тебе что-нибудь нужно? Может… каюту?

– Спасибо. Мы отлично устроились на грузовой палубе… Разрешите идти?

Делион встал и проводил ее до двери. На выходе она обернулась и снова обняла его, крепко прижавшись дрожащим телом, в глубине которого теплилась новая жизнь.

Делион вернулся в каюту и долго не мигая смотрел на контрольный монитор.

Наконец он решился:

– Толан! Список миров второй и третьей категорий на границе сектора!

– Есть, командор.

 

5

Серия прыжков в эту систему отняла пять дней. Это существенно снизило шансы на успех главной миссии. Но Делион не мог поступить иначе. Он стоял у центрального монитора, изучая информацию, переданную дронами.

Да… Кан с Толаном проделали отличную работу. Выбранный ими мир был странным. Очень странным… Тройная система… с семью общими планетами. Такие миры по умолчанию относятся к красному списку. Но в каждом правиле есть исключения, и одно из них сейчас красовалось прямо перед ними…

Помимо прочих преимуществ в этой системе отсутствовали удобные точки перехода. Для кораблей линейного класса, способных открывать вход в гипер, это не было проблемой. Но малые разведчики потратят годы, может, века, прежде чем отыщут этот мир. А лишних кораблей тяжелого класса для изучения этого сектора у сепров в ближайшее время не будет. В этом командор был уверен.

Кан стоял рядом, завороженно наблюдая величественную панораму.

– Командор… – прошептал он с восторгом. – Это невероятно… Вы видите?

– Что?

– Три планеты в центре, в зоне обитаемости. Посмотрите, где центр массы этой системы!

Делион непонимающе развел руками.

– Эти планеты словно танцуют друг с другом… Толан, что там с гравитацией?

– Существенная асимметрия гравитационного поля. В центре планетарной системы гравитационный дифференциал – ноль две единицы. Также предполагаю наличие общей атмосферы.

– Что?! – недоверчиво воскликнул Кан.

– Спектральный анализ подтверждает: общая атмосфера у трех планет, пригодная для дыхания.

– Всемогущие Браны! Значит… там можно летать!

– В смысле «летать»? – равнодушно переспросил командор.

– Летать между планетами! С помощью… Я не знаю… элементарных механических приспособлений… Ну, типа крыльев… – Кан буквально трясся от восторга. – А посмотрите на это!

– На что?

– Ведь там, в гравитационной ловушке, тысячи астероидов. Десятки тысяч! Вы только представьте: безбрежный небесный океан с тысячами летающих островов…

– Главное, чтоб там можно было жить… И… мы не знаем, как долго. Я не рискну передавать информацию по гиперсвязи. Нас могут засечь, и тогда все это потеряет смысл… А у нашей миссии и так предсказуемый финал…

Мечтательная улыбка сползла с лица Кана:

– Да, командор… Разрешите подготовить список рекомендаций для десантного корпуса?

– Подготовьте.

Лейтенант отдал честь и пошел к выходу.

– Кан! – окликнул его командор. – У вас есть дети?

– Нет… – обернулся аналитик. – А в чем дело? – спросил он в недоумении.

– Ничего… Выполняйте приказ.

– Слушаюсь.

Делион откинулся в кресле и посмотрел в потолок:

– Толан, напомни численность экипажа по сокращенному расписанию.

– Триста пятьдесят, командор.

– А без десантной группы выходит триста?

– Да, командор.

– Понятно… – Делион забарабанил пальцами по рукоятке кресла. – Подготовь мне список всех членов экипажа, у которых есть дети.

– Вывожу на монитор, командор!

 …

Кан стоял рядом с Риямой возле открытой аппарели десантного катера и растерянно смотрел на командора.

– Командор… Я… не могу… Это нарушение устава!

— Это приказ, лейтенант! Невыполнение приказа – вот нарушение устава!

Делион перевел взгляд на Рияму. Она сделал шаг и прижалась к его груди.

– Я назову его Пантор, – сказала тихо.

– Позаботься о ней, Кан… – голос Делиона дрогнул.

– Да, командор, – кивнул лейтенант и нарочито бодро добавил: – Мы будем ждать вашего возвращения!

Рияма отступила назад и отвела взгляд.

– Всемогущие Браны, храните их… – прошептал Делион, глядя вслед уплывающему катеру.

Вот и все. Теперь можно выполнить приказ Центрального штаба…

 

6

Когда линкор вышел из прыжка, командор сидел в каюте и очередной раз перечитывал отчет этнографической экспедиции. Всемогущие Браны! Этот мир прекрасен! Уютный и ласковый, до боли напоминающий родной Деоз. Третья планета от звезды. Безбрежные океаны и огромные континенты. Целых шесть материков! Не каждой планете везет с таким разнообразием. И главное – восемь миллиардов живых существ. Делион смотрел на фотографии, и сердце его разрывалось от жалости. Они так похожи… Но даже будь у него вся эскадра, он не смог бы защитить эту планету. А значит, других вариантов нет…

Теперь все зависело от него и его команды. Триста верных испытанных бойцов, прошедших огонь и воду вместе со своим командиром. Они всегда выходили победителями из бесчисленных схваток благодаря навыкам, отваге и чувству долга. Но никогда прежде им не приходилось выполнять столь подлой и одновременно безнадежной работы.

Три сотни воинов отдадут свои жизни, чтобы свершилось величайшее зло. Но это крошечная цена, это их последний вклад в победу Ордена. Важно зачистить этот сектор. Нельзя дать сепрам закрепиться здесь, в беззащитном подбрюшье Родины.

Делион подошел к зеркалу и придирчиво осмотрел парадный китель. Идеально. Как и подобает выглядеть командиру в такой час.

– Мостик, отчет, – тихо сказал командор и застегнул последнюю петлицу.

– Энергетика – норма, щиты – норма, оружие – норма… – привычный ладный корабельный переклич.

Делион поправил кобуру и вытащил кортик. Сощурившись, вгляделся в искаженное тусклое отражение, бегающее по лезвию.

– Тактическая ситуация без изменений. Выход к цели через пять часов, – штурман завершил доклад.

Делион одобрительно кивнул.

– Включить общую связь.

Секундная пауза.

– Внимание всем! Говорит командор…

Делион тяжело вздохнул и начал давно написанную и многократно отрепетированную речь…

Читать следующий рассказ

Предыдущий рассказ

Тяжело писать в пустоту... Буду очень благодарен вашим комментариям

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ева

Очень динамично и круто! Без лишних подробностей и в то же время многое становится понятным!

Нравится творчество автора? Подпишитесь на обновления

Яндекс.Метрика