Глава 2

1

Никогда в своей жизни Леша не видел таких ярких и близких звезд. Казалось, что он падает в небо, что у него не осталось тела... Ужасно испугавшись, Леша сделал огромное усилие и повернул голову. Плечо видно, значит, тело на месте... Шумно выдохнув, он попытался поднять руку, и сознание провалилось в темноту.

Когда Леша очнулся, солнце стояло в зените. Оно было не красное, но пронзительно яркое и слепило глаза. Лешу трясло. Сознание отказывалось принимать случившееся.

Собрав все силы, он попробовал пошевелиться – тело неохотно послушалось. Сдерживая стон, Леша приподнялся и сел. Огляделся.

Дремучий первобытный лес мрачной стеной стоял вокруг. В радиусе десяти метров верхний слой почвы был ровно срезан вместе с растительностью. Из земли сочилась холодная влага. Кое-где образовались черные лужицы.

Рядом стоял рюкзак. Дрожащими руками Леша подтянул его и заглянул внутрь. Нож, топорик и арбалет из пласткерамики, запаянная в пластик микропленка. Нужно было тщательно изучить содержимое рюкзака, но сил не было.

Он зажмурился, вспоминая последние секунды на той, уже навсегда исчезнувшей Земле. Забаррикадированная, сотрясаемая от ритмичных ударов дверь. Низкое гудение высоковольтных трансформаторов, безнадежное отчаяние в глазах каждого участника проекта. И срывающийся хриплый голос отца: «Быстрее! Быстрее!»

В тот момент у Леши не было ни секунды для размышлений. Лишь сейчас, сидя на черной холодной земле, он начал медленно осознавать произошедшее. Леша повалился на землю и зарыдал. Его душили слезы. Они текли по щекам и капали на влажную землю. Он пытался остановиться, но не мог... Страх, чувство одиночества и отчаяние переполняли его. Это не был его выбор и его решение.

Гигантская, безумная ответственность внезапно навалилась, парализуя волю, сдавливая грудь. Словно он оказался на дне величайшего океана, и теперь огромная масса сплющит, размажет его, превращая в ничто, чем он по-настоящему и является... Как можно противостоять этому давлению, где найти силы сделать очередной вдох?

Леша прикусил губу, ощутив солоноватый вкус крови. Старый мир исчез в небытии бесконечного. Бессмысленно рассчитывать на чью-то помощь и поддержку. У него остается лишь долг. Долг перед отцом, перед мамой, перед Катей. Долг перед людьми. Перед миллионами, миллиардами людей, которые жили и верили в будущее.

Почему эта ответственность пала на него? Игра случая? Безумная человеческая злоба или гордыня? Воля неведомых сил… Теперь это уже не важно. Ничего теперь не важно. Нужно просто собрать волю в кулак, подняться и сделать первый шаг навстречу неизвестности.


2

Наконец Алексей полностью пришел в себя. Солнце уже клонилось к закату. В голове была пустота. Неприятный металлический привкус во рту заставил облизать губы, нужно найти воду. Очень хотелось снова закрыть глаза и не шевелиться… никогда. Но что-то в глубине души не позволяло больше лежать. Что-то гнало вперед. Леша физически ощущал каждую уходящую секунду и понимал, что второго шанса у него и у человечества не будет.

Он заставил себя встать, потом подпрыгнул, сделал пару шагов, наклонился, присел – в спине что-то привычно хрустнуло. Нужно идти. Что ждет его в этом путешествии? Страх скользкой лапой царапнул внутри. Главное – не паниковать!

С настороженным интересом Леша обвел глазами стену деревьев вокруг. На ветках зеленели листья. На первый взгляд – обычный хвойно-лиственный лес, типичный для средней европейской полосы. Хотя раньше леса, кажется, спускались к более низким широтам… Алексей сделал глубокий вдох – какой-то неуловимый аромат и ускользающая свежесть подсказывали, что сейчас весна.

Как ни в чем не бывало пели птицы, дятел мерно молотил по березе, шелестела листва и скрипели ветки деревьев. Леша застыл. Вдруг произошел сбой и он попал к динозаврам? Или в палеолит. Вдруг на всей планете нет никого, напоминающего человека? Эта мысль расползалась внутри, наполняя его ужасом, хотя Леша понимал, что у проекта не хватило бы мощности проникнуть так далеко в прошлое.

Чтобы отогнать страх, он начал действовать. Сорвал с себя спасательный жилет и запихнул его в рюкзак. Срубил и очистил от веток небольшую осинку – получилась неплохая дубинка. Он несколько раз взмахнул палкой, крутанул в руке… И ойкнул, схватившись за лоб. Чертова деревяшка! Выругавшись, он вытащил нож и арбалет, забросил за спину рюкзак, тяжело вздохнул и, стараясь не шуметь, стал углубляться в лес.

Страх понемногу отступил. Но Леша чувствовал, что он только затаился, готовясь выпрыгнуть из глубины сознания и вновь захлестнуть его разум. Неторопливое, размеренное движение успокаивало, и мысли потекли как обычно – логично и последовательно.

Леша зажмурился, вспоминая разработанный для Макса план действий. Задача номер один – найти удобное приметное место и спрятать один из трех научных комплектов: микропленку в вакуумной упаковке и мини-проектор-микроскоп с зеркальной подсветкой. В каждом научном наборе был также ридер на основе электронных чернил с солнечной панелью для подзарядки.

Леша подумал, что следует проверить работоспособность одного из ридеров. Каждый ридер содержал по терабайту информации и по десять терабайтных сменных карт памяти. Таким образом, на них умещалась огромная библиотека научной и художественной литературы на основных языках планеты, а еще множество чертежей и схем. Ридеры тоже были тщательно упакованы, но Леша решил распечатать один во время ближайшего привала. От сохранности этих устройств во многом зависела стратегия дальнейших действий.

Кроме того, было три десятка кварцевых дисков, на каждом – сто терабайт информации. Но прочесть ее в обозримом будущем не было никакой возможности. Среди распечатанных на микропленке учебников была подробная инструкция по извлечению информации с кварцевых дисков. Но для этого требовались настолько сложные технологии, что Алексей даже не надеялся дожить до этого момента.

Еще в рюкзаке лежали три пакета с набором семян важнейших сельскохозяйственных растений. Все семена были тщательно упакованы и подготовлены к длительному хранению.

Надо сделать тайник, это подарит свободу действий. Информационные пакеты и семена – вторая по значимости вещь после жизни. Их нужно сохранить во что бы то ни стало. После – искать людей и пробираться к городам или же остаться в этом регионе и попытаться стать советником местного царька... Если, конечно, здесь есть люди. Алексея снова окатило ледяной волной ужаса.

Есть ли у него хоть какие-то шансы? Может, как только ход истории начнет меняться, Леша исчезнет? Хотя Леонид Васильевич был уверен в осуществимости этого безумного плана. Уже самим фактом своего появления в этом мире Алексей изменил его. Скорее всего, в чем-то эта вселенная уже отклонилась от прежнего сценария. Может быть, учебники истории, записанные на микропленку, уже потеряли актуальность и с каждой секундой, с каждым Лешиным вдохом, с каждым убитым комаром и раздавленным муравьем этот новый мир сдвигается все дальше от предначертанного пути? К сожалению, никто не знал этого определенно, даже Леонид Васильевич…

Лешу опять охватило отчаяние, и он ускорил шаг. По крайней мере, он не у динозавров: в мезозое фауна и флора были другие. Хорошо бы еще обойтись без мамонтов, пещерных медведей и саблезубых тигров.

Сумерки окутывали землю. К счастью, Алексей набрел на ручей. Вода тонкой струйкой просачивалась через многоступенчатый фильтр, медленно наполняя флягу. Леша сделал несколько жадных глотков и стал искать высокое дерево. Начало ночи – лучшее время, чтобы попытаться найти людей.

Береза, раскинувшая ветви над водой, показалась ему подходящей. Он начал осторожно карабкаться на дерево. Ствол покачивался на ветру. Хрустнула сухая ветка, и Леша обхватил ствол, пытаясь удержаться. Переведя дух, глянул вниз: что будет, если он упадет? Почему-то представил себя лежащим на земле со сломанной ногой или спиной, и ему стало жутко. Сердце колотилось. Он глубоко задышал, пытаясь успокоиться. Бросив для очистки совести короткий взгляд на окрестности, Леша медленно полез вниз.

От волнения дико захотелось есть. Леша вытянул из рюкзака протеиновый батончик и с жадностью разорвал обертку. Впился зубами. На языке таял шоколад, смешанный с орехами. Вдруг Леша осознал, что все, что у него осталось от привычного, комфортного, но навсегда угасшего мира, – этот вкус. Скоро у него закончатся запасы, и он уже никогда не испытает ничего подобного.

Леша бережно собрал крошки, упавшие на штанины комбинезона, и коснулся их языком. В горле стоял ком. Внезапно поедание батончиков показалось ему чуть ли не кощунством. Он помотал головой, отгоняя наваждение. Нет. Он должен есть. Глупо сентиментальничать над простым шоколадным батончиком. Однако какая-то подспудная, неотвратимая и неизбывная горечь уже отравила его сознание.

Теперь необходимо как можно скорее сделать тайник с информационным пакетом. А чтобы сохранился шанс отыскать его в будущем – сначала выяснить текущее местоположение. Конечно, с достаточной точностью сделать это вряд ли получится, но можно хотя бы попытаться определить текущую широту.

Леша посмотрел на небо. Окончательно стемнело, и высыпали звезды. Облаков почти нет – отлично. Секундный прилив адреналина – сейчас решится, в каком он полушарии. Впрочем, Леша был почти уверен, что очутился к северу от экватора. А вот и Полярная звезда. Может, они прилетели оттуда? Вряд ли. Кажется, эта звезда была каким-то гигантом, так что жизнь рядом с ней маловероятна. Ничего… Мы вас, гадов, все равно отыщем!

Алексей достал из рюкзака секстант и, прищурившись, стал разглядывать люминесцентные метки. Как же пользоваться этой штукой? Кажется, так… Закончив возню с секстантом, Леша записал карандашом цифры на обложке атласа. Но это только начало. Он вспомнил беседы с Максом. Если переброска прошла удачно, то Полярная звезда может оказаться вовсе не Полярной. Леша на ощупь срезал пару прутиков и воткнул их в землю, соединив верхушки в одну линию, ведущую к звезде.

Теперь нужно проверить Кохаб. Вот и он. Хорошо, что в Малой Медведице так много полезных звезд… Леша провел измерение и снова записал результат. Еще два прутика, чтобы проверить смещение относительно Кохаба. Так… Сколько прошло времени? Как минимум полчаса. Он вернулся к прутикам и пригляделся. Черт! Точно! Полярная звезда немного сместилась. А может, он случайно сдвинул какой-нибудь прутик? Леша устало вздохнул. Сколько еще придется сделать таких замеров?

Долготу, к сожалению, так просто не измерить. Выход был только один: найти крупный географический ориентир, например, большую реку. В будущем, когда появится возможность, безопасно извлечь информационную закладку, ее можно будет отыскать, идя вдоль русла реки до требуемой широты.

В теории все казалось просто, но в реальности… Как обеспечить достаточную точность измерений? Как потом найти нужную реку? В голове рождались сотни вопросов. Надо постараться отвлечься и не думать обо всем этом.

Стало ощутимо холодать. Леша достал из рюкзака спальник. Исколов в темноте руки, разложил его под елкой, забрался в холлофайберовый мешок и тут же провалился в тягучее беспокойное забытье.


3

Проснулся он от леденящего душу ужаса. Казалось, это была самая страшная ночь в его жизни. Леша не помнил, что ему снилось, но страх и безотчетная тоска глубоко засели в его душе, и он никак не мог прийти в себя.

Тело ломило. Не было ни свежести, ни сил. Прутики, воткнутые ночью, подрагивали от прохладного утреннего ветерка. Вот, черт возьми! О какой точности можно говорить? И все-таки нужно еще раз провести измерение.

Алексей прислушался: шелест листвы, скрип ветвей и неугомонный птичий пересвист. Что-то упало неподалеку. Он вздрогнул и поднял глаза. Небольшая птица перепорхнула с ветки на ветку. Сердце пронзила отчаянная боль. Неужели и этот лес, и птицы, и бездонное голубое небо – все это обречено?

Леша торопливо разорвал обертку и впился зубами в вязкую сладковатую массу. Почему-то сейчас шоколадный батончик уже не вызвал ностальгии, а лишь раззадорил аппетит. Нет, нужно экономить еду. Леша заел батончик горстью кислицы и достал из рюкзака пакеты с электронными ридерами. Под плотным прозрачным пластиком они выглядели невредимыми. Он попробовал через пластик нажать кнопку включения. Ничего. Похоже, без разгерметизации не обойтись. Если ридеры в рабочем состоянии, это существенно упростит ему жизнь и облегчит определение координат. Какой же выбрать? Как там считали в детстве: эни-бени, рики-факи, турбо-урбо, сентебряки… Любопытно, что же это за факи такие?

Осторожно сняв упаковку с одной из читалок, Леша надавил кнопку. Пустой экран. Рано впадать в отчаяние. Есть солнечные батареи. Он выбрал освещенный участок земли, аккуратно разложил солнечную панель, соединил ее с ридером и затаил дыхание. Опять ничего. Тук, тук… – гулко ухнуло в груди. На языке вертелись проклятья. Может, дать устройству время на подзарядку? Он снова проверил контакты и провода. Нажал несколько раз кнопку включения и перезагрузки. Ничего. Ладно. Надо подождать. А пока можно перепроверить ночные измерения.

Итак, общая погрешность в определении широты – в пределах семи градусов. То есть ширина потенциальной полосы поиска в будущем – почти восемьсот километров. Совершенно неприемлемый результат. Ночные наблюдения подтверждали, что Полярная звезда смещается в течение ночи сильнее Кохаба. Похоже, Леша действительно в далеком прошлом. Но насколько далеком?.. Хотя эти хлипкие прутики вряд ли могут выступать в качестве измерительного инструмента. Нужно подготовить крепкие колышки. К счастью, у него есть необходимые инструменты для этого, но сначала – проверить ридер. Уже без особой надежды Леша вернулся к оставленному под солнцем устройству. Опять ничего. Растаяла последняя надежда на чудо...Быстро собрав вещи, Леша пошел по течению вдоль ручья.

Солнце все еще пряталось за деревьями. По пути Алексей размышлял, вскрывать ли упаковку со вторым ридером. Если вскрыть, ридер не выдержит долгого пребывания в земле, а брать несколько устройств с собой неразумно. Пока он не освоится в новом мире, высока вероятность лишиться всего снаряжения. Тщательно все обдумав, Леша пришел к выводу, что даже работающий ридер сейчас не сильно ему поможет. Разумнее спрятать запечатанные устройства вместе с остальными вещами.

Деревья расступились, и Леша вышел на берег речки. Вот и первый ориентир. Конечно, река невелика и наверняка похожа на сотни других рек в этом регионе. Но все же здесь легче будет найти тайник через несколько месяцев или лет. Особенно, если ему удастся точнее рассчитать широту.

Через несколько часов после заката Леша окончательно убедился, что ни одна из звезд не стоит точно над полюсом. Однако Кохаб действительно смещался гораздо меньше Полярной звезды.

Он засыпал, и в какой-то смутной полудреме перед его глазами все еще стояли хитрые, холодные, недружелюбные звезды, а между ними сновали зловещие корабли чужих.


4

Была уже вторая половина дня, и солнце начало сползать с небосвода, когда Алексей вышел к долгожданному слиянию рек. Радостно щурясь, он стоял на крутом обрыве, с которого хорошо просматривалась пойма. Река была спокойной и неторопливой, шириной метров семьдесят. Леша облегченно вздохнул. Пятидневная прогулка по лесному бурелому сильно вымотала.

Он внимательно оглядел русло реки. Линия берегов почти ровная, никаких особенностей. Леша решил еще пройти вниз по течению, чтобы отыскать ярко выраженные элементы рельефа, которые можно различить на его атласе.

Это была довольно наивная идея. Он шел почти два часа, постоянно останавливаясь и зарисовывая берега, но все было бесполезно. У него не было точной привязки к сторонам света. На мелкомасштабном атласе невозможно было определить его местоположение. Точнее, потенциальных мест, с учетом грубого определения широты, оказалось слишком много.

Наконец, он решил вернуться к месту слияния рек. Выбрал холм, с которого просматривалась река, и решил остаться в этом месте до следующего дня. Надо было поставить на холме какую-нибудь метку, но сначала сделать тайник.


5

Земля была жирная и легкая. От нее терпко пахло травой и почему-то молоком. Комья крошились в ладонях. Хорошая земля. Когда-нибудь сюда придут люди, вырубят лес, вспашут эту землю и будут жить, любить, радоваться. Алексей крякнул, тяжело ухнул и опустил на присыпанную яму кусок дерна. Отмел оставшиеся комья земли и посыпал тайник прошлогодними листьями. Вроде незаметно. Огляделся по сторонам, прислушался, затем внимательно посмотрел на огромный, причудливо изогнутый дуб. Усмехнулся. Не хватает только пары мертвецов: одного оставить здесь – сторожить клад, а другого положить на холме, чтоб костлявой рукой указывал направление.

Леша отряхнул комбинезон и хорошенько потянулся. Многочасовая работа утомила. Ломило спину, и ныли разодранные в кровь пальцы. Но на душе стало спокойнее. Мысленно он поставил галочку у пункта «спрятать пакет номер два с микропленкой» и уселся перекусить. Теперь его ничто не удерживало от контакта с местными жителями. Как проще и безопаснее связаться с людьми? Ожидание встречи рождало и страх, и надежду.

Но сначала хорошо бы немного отдохнуть. Все эти дни Алексей пытался подстрелить хоть какую-нибудь дичь, но безуспешно. Обычно он спугивал животных неуклюжими движениями, наступал на сухие ветки или слишком шелестел травой. Но чаще всего просто боялся выстрелить, опасаясь зря потратить драгоценный арбалетный болт. Разумеется, эти опасения ему не помогли, и два болта затерялись в зарослях. После этого Алексей перестал обращать внимание на птиц и зверей. С рыбалкой было гораздо проще. Жирные лещи и костлявые окуни стали неплохим дополнением к однообразному рациону. Однако рыба казалась слишком пресной. Про соль, к его огромному сожалению, при сборах забыли, про перец и другие приправы даже не вспоминали.

Леша взял рыболовные снасти и спустился к реке. Расставив снасти, прилег на пологом склоне, взглянул в бездонное небо и прикрыл глаза, прислушиваясь к журчанию реки, шелесту листьев и жужжанию неутомимых шмелей. Незаметно для себя он задремал.

Эта безмятежность чуть не погубила его. Он не сумел вовремя заметить челнок. Чей-то удивленный возглас заставил его очнуться. Леша вскочил и увидел метрах в десяти лодку с тремя бородачами, рассмотреть которых помешал нахлынувший страх. Не оглядываясь, он подхватил рюкзак и устремился в лес.

Художник Валерий Шамсутдинов

Пробежав пару километров, остановился и прислушался. Кажется, погони нет.

Его трясла мелкая дрожь. Избыток адреналина. В боку кололо, из груди вырывался тяжелый хрип. Нужно быть осторожнее, гораздо осторожнее… Он чуть было не попался, еще и рыболовные снасти потерял!

Леша сел на влажный мох, прислонился к сосне и в изнеможении закрыл глаза, в который раз задавая себе вопрос: как получилось, что эта безнадежная миссия досталась именно ему?

Ему вспомнился ненароком услышанный разговор отца с дядей Леней, доносящийся с прокуренной кухни:

– Чертовы спецслужбы! Думаешь, они смогут что-то изменить? У нас уже который год безо всяких инопланетян перманентный зомби-апокалипсис! С такой задачей не справится ни один силовик! У них мозги устроены по-другому!

– Ты же сам понимаешь, что в мультивселенной будут реализованы все возможные реальности... И хотя бы одна из миллиардов попыток изменить историю будет успешной.

– Полагаешь, что в таком случае можно отправить кого угодно?

– Нет… Невозможное – невозможно. Ты же знаешь это не хуже меня. Мы с тобой ни в одном варианте мультивселенной не смогли бы ничего изменить, хотя бы в силу нашего возраста. Но умный и молодой человек, ведомый чувством долга, способен на многое…

– Ради чего? Наше человечество этим не спасти.

– Спасти можно! Наши знания и воспоминания… будут жить в той цивилизации, которая возникнет… благодаря нашим усилиям и тому, кто станет прогрессором...

Позади в кустах треснула ветка. Леша хотел вскочить, но было поздно. Сильный удар по голове повалил его на землю. Сквозь наползающую пелену Леша почувствовал, как кто-то навалился на него и прижал к земле. Вот и долгожданный контакт! Второй удар окончательно отключил его способность соображать.